Литератор
» » Нужно ли изгонять из Украины русский язык?
» » Нужно ли изгонять из Украины русский язык?

    Нужно ли изгонять из Украины русский язык?

    Нужно ли изгонять из Украины русский язык? «И они ещё борются за звание дома высокой культуры…»
    (Личное мнение)

    Судя по крылатой фразе (из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»), поставленной в заголовок, автор пытается иронизировать. Что ж, посмотрим, насколько ему это удастся. И не окажется ли более подходящим (и ироничным) другой заголовок — «Славься, отечество наше свободное, дружбы народов надёжный оплот»?

    Информационный всплеск вокруг новых языковых законопроектов несколько поутих, хотя сами эти проекты, похожие на гранату с сорванной чекой, никуда не делись — ждут своей очереди. Может быть, и дождутся, пока пишутся эти строки, — и тогда останется только надеяться, что новый закон не подпишет Президент.
    Ох уж эта жажда языкового законотворчества, поочерёдно охватывающая то ту, то другую политическую силу, приходящую к власти! Ладно, «тех» я ещё понимаю: они обещали Донецку и Луганску сделать русский вторым государственным. Когда поняли, что «не выгорит», пошли на полумеры. Кстати, понимаю и тех, кто на гребне революционной волны голосовал за отмену закона Колесниченко-Кивалова (дурацкого с самого начала — декларативного и «декоративного»). Одного понять не могу: зачем вообще нужны эти игрища? Нам что, Конституции недостаточно? Давайте процитируем (причём без малейшей иронии): «Державною мовою в Україні є українська мова. Держава забезпечує всебічний розвиток і функціонування української мови в усіх сферах суспільного життя на всій території України». И: «В Україні гарантується вільний розвиток, використання і захист російської, інших мов національних меншин України». Мало? Или наоборот — слишком много?.. «Воно, куме, як би й так, але… А навіщо ця російська мова?»
    К сожалению, слова неприязни к русскому языку — «языку агрессии и ненависти», по мнению моего собеседника, — мне довелось уже услышать, и не так давно. На мою реплику, что рано или поздно «пена» осядет, а русский останется языком великой литературы (сошлюсь хотя бы на мнение писателя Чингиза Абдуллаева о том, что вся литература делится на две составные части: мировая и русская), последовал не менее запальчивый ответ: никакая она не великая, а всего лишь… значительная. А как же те ребята, которые проливают кровь (свою!) в АТО, подумалось мне, и перед телекамерами говорят о любви к Украине по-русски? На «языке агрессии и ненависти»?..
    Нельзя превращать язык (ничей!) в предмет политических игр! Нельзя ненавидеть, скажем, немецкий (язык Гёте, Шиллера, Гейне, Брехта — и несть им числа) за то, что Германия развязала 2-ю мировую. Как нельзя (недопустимо!) называть (и считать) язык Пушкина, Толстого, Чехова (и тоже несть им числа) «языком агрессии и ненависти». Благо что-то похожее мы «уже проходили» в начале 90-х — когда некоторым (особенно интеллигенции, далёкой от производства и экономики) начало казаться, что стоит всем заговорить по-украински, как в стране, резко пошедшей в пике, сразу наступит полное благолепие.
    Но ведь и здравые голоса тогда тоже звучали. Вспоминаю какое-то телеинтервью с русскоязычным львовянином, художником, если не ошибаюсь. На вопрос журналистки, почему он до сих пор говорит по-русски, тот ответил, что да, он попытался перейти на украинский, но его украиноязычные друзья его же и остановили: продолжай, дескать, говорить на своём хорошем, чистом и литературном, русском языке — не превращайся в косноязычного заику.
    Другой пример к тому, как важно для каждого из нас говорить именно на родном языке: судебная дело (по гражданскому иску), которое отслеживала моя коллега-журналистка, ярая противница насильственной украинизации. О том, что происходило в зале суда, она рассказывала с нескрываемым негодованием. Прежде всего истец заявил ходатайство суду о том, чтобы дело слушалось на украинском языке. И ответчик не стал возражать — почему нет, если он свободно понимает украинский?! Но дальше оказалось, что понимать — это одно, а мыслить (и говорить) — другое, и едва ответчик сбивался на родной русский, от него тут же требовали говорить на государственном языке. В итоге грамотный, в общем-то, человек предстал перед судом каким-то косноязычным придурком, не способным ни изложить толком свои мысли, ни выстроить аргументацию. (Сейчас я думаю, что он сделал ошибку с самого начала: надо было заявить, чтобы суд… обеспечил его переводчиком, да-да, не смейтесь, ведь при всей близости украинского и русского — это два разных языка.)
    Но ведь «пена» сошла: и украино-, и русскоязычные поняли в конце концов, что всем живётся одинаково «хреновато» — и не потому, что они говорят на разных языках… «Счастье — это когда тебя понимают». Откуда это? Тоже из старого фильма? Начиная со второй половины 90-х я не раз бывал в Львовской области — вот и сейчас недавно вернулся из Трускавца. Ну, Трускавец, как и прежде — хотя идёт война и оттуда тоже призывают ребят и отправляют в зону АТО, — остаётся гостеприимным, радушным и двуязычным городком: если ты говоришь по-русски, и собеседник легко переходит на русский. Но и в других городах и городках области почти та же картина: если твой собеседник видит, что ты понимаешь его украинский язык, он в бутылку не лезет. Только раз, помнится, меня спросили: вы украинец или русский? Спросили вполне спокойно. И я так же спокойно ответил: украинец, но русскоязычный. И всё. Так и продолжился наш диалог — на двух языках.
    Помнится, покойный Юрий Каплан, киевлянин, талантливый русскоязычный поэт и замечательный организатор литературного процесса (4-й ПредЗемШара в цепочке: Хлебников — Петников — Вышеславский), когда я делал с ним интервью, заметил: нельзя считать русский язык чужеродным для Украины — он такой же автохтонный, как и украинский…
    А чего мы (говорю «мы», т.к. наши нардепы нами же и избраны — плоть от плоти нашей) хотим сейчас? Дискриминации по языковому и национальному признаку, межнациональной розни, создания образа «внутреннего врага»? Или все средства хороши, чтобы отвлечь внимание от подлинных проблем страны — инфляции, безудержного роста цен и тарифов, медицинской и пенсионной «реформ» — и направить народное негодование в другое русло?..
    Убеждён, что и скоропалительное голосование за отмену закона Колесниченко-Кивалова в 2014-м (будто не было в тот момент в стране более насущных проблем!) тоже сыграло свою недобрую роль — стало своего рода сигналом для русскоязычных в Крыму и на Донбассе, и они пошли на референдумы (геть незаконные и неправильные, естественно) — голосовать за отделение от Украины…
    Но ведь в России, запальчиво говорят сторонники новых законопроектов, запрещено говорить по-украински — даже штрафуют! — вот и мы теперь будем штрафовать за русский! И телевизор в подтверждение показывает тех, кого уже оштрафовали (не у нас — «там»)!.. Стоп, ребята, а с кого это вы (в данном случае именно «вы», а не мы) пример берёте?! Со «страны-агрессора», со страны, в которой демократия (в отличие от Украины) — «совсем не демократия»? И чем и в чём мы в таком случае будем лучше? Мы-то вроде как в Европу намылились — так давайте и посмотрим, как там, в Европе! Сколько там стран, имеющих и два, и три государственных (или официальных) языка? Или то «Ойропа», а то мы — лезущие с суконным рылом в калачный ряд?..
    Сколько раз мы слышали от наших горе-политиков: вот, дескать, поживёт Крым без Украины, опомнится и сам же попросится обратно! Ой! Ой как попросится! А мы ему тут же: иди сюда, дорогой! Только заранее деньги готовь на штрафы за употребление русского!..
    И Луганск с Донецком, конечно же, тоже попросятся! Ой как попросятся!..
    И я не первый, кому эти мысли приходят в голову. Юрий Чернецкий, харьковский поэт, к тому же двуязычный, и учёный-социолог (доктор социологии), уже откликнулся на ждущие своего часа законопроекты циклом четверостиший (лирико-публицистического плана). Вот строчка из одного из них (отражающая суть одного из самых одиозных законопроектов и явно обращённая к законодателю): «… Але — чи дуже допоможе примус?!! »
    Другое четверостишие приведу полностью:

    Щоб уперед нестримно Нація
    йшла, треба ще й таке розчути:
    приниження й дискримінація —
    найкращий спосіб відштовхнути…

    Вот только не надо меня после всего сказанного зачислять во враги Украины! Я, как и вся здравомыслящая интеллигенция, уважаю украинский язык (вот и моя новая пьеса идёт в Луцке, в профессиональном театре, на украинском языке — и я этим горжусь). Знаете, о чём говорят мои коллеги по Конгрессу литераторов Украины, созданному уже названным Юрием Капланом, на наших съездах (на которых мы спокойно общаемся между собой на двух языках)? О необходимости возвращения старой системы книгоиздания. Когда за публикацию в любом журнале платили гонорар (сейчас же чаще слышишь «ну, гонораров, мы, понятно, не платим»). Когда любой автор мог принести в издательство свою рукопись — и её читали. И если находили достойной — публиковали. И тоже платили… хорошее (в этом отношении) было то «плохое время»… И если государство начнёт таким образом поддерживать украинский язык — не декларативно-«декоративно», а на деле (а то мой добрый приятель, говорящий и пишущий только по-украински, никак свою вторую книгу издать не может), — обещаю: сам начну писать по-украински. Без госпринуждения. В нём просто нужды не будет!
    Но!.. Давайте не будем забывать, что Украина на самом деле многонациональна! А это значит, что любые законопроекты, напрочь вычеркивающие «вільний розвиток, використання і захист російської, інших мов національних меншин України», просто антиконституционны!
    Спасибо за внимание!
    Анатолий Юрченко, журналист, писатель, драматург.


    Автор: Анатолий Юрченко



    Похожие новости
  • Памяти поэта Павла Баулина
  • Лучший русский поэт современности
  • Всеукраинское национальное общество «Русское собрание»
  • Комментарии

    очень-дуже хорошая-гарна мысль-думка-мисль щодо всілякої-всякой дурости-дурісті та ксенофобии


  • Молодец, Анатолий Петрович! Доходчиво, просто и убедительно, надеюсь, даже для заторможенных внушением пропаганды, игнорирующей Конституцию.




  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Новые статьи
Книги

Нужно ли изгонять из Украины русский язык?

Нужно ли изгонять из Украины русский язык? «И они ещё борются за звание дома высокой культуры…»
(Личное мнение)

Судя по крылатой фразе (из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»), поставленной в заголовок, автор пытается иронизировать. Что ж, посмотрим, насколько ему это удастся. И не окажется ли более подходящим (и ироничным) другой заголовок — «Славься, отечество наше свободное, дружбы народов надёжный оплот»?

Информационный всплеск вокруг новых языковых законопроектов несколько поутих, хотя сами эти проекты, похожие на гранату с сорванной чекой, никуда не делись — ждут своей очереди. Может быть, и дождутся, пока пишутся эти строки, — и тогда останется только надеяться, что новый закон не подпишет Президент.
Ох уж эта жажда языкового законотворчества, поочерёдно охватывающая то ту, то другую политическую силу, приходящую к власти! Ладно, «тех» я ещё понимаю: они обещали Донецку и Луганску сделать русский вторым государственным. Когда поняли, что «не выгорит», пошли на полумеры. Кстати, понимаю и тех, кто на гребне революционной волны голосовал за отмену закона Колесниченко-Кивалова (дурацкого с самого начала — декларативного и «декоративного»). Одного понять не могу: зачем вообще нужны эти игрища? Нам что, Конституции недостаточно? Давайте процитируем (причём без малейшей иронии): «Державною мовою в Україні є українська мова. Держава забезпечує всебічний розвиток і функціонування української мови в усіх сферах суспільного життя на всій території України». И: «В Україні гарантується вільний розвиток, використання і захист російської, інших мов національних меншин України». Мало? Или наоборот — слишком много?.. «Воно, куме, як би й так, але… А навіщо ця російська мова?»
К сожалению, слова неприязни к русскому языку — «языку агрессии и ненависти», по мнению моего собеседника, — мне довелось уже услышать, и не так давно. На мою реплику, что рано или поздно «пена» осядет, а русский останется языком великой литературы (сошлюсь хотя бы на мнение писателя Чингиза Абдуллаева о том, что вся литература делится на две составные части: мировая и русская), последовал не менее запальчивый ответ: никакая она не великая, а всего лишь… значительная. А как же те ребята, которые проливают кровь (свою!) в АТО, подумалось мне, и перед телекамерами говорят о любви к Украине по-русски? На «языке агрессии и ненависти»?..
Нельзя превращать язык (ничей!) в предмет политических игр! Нельзя ненавидеть, скажем, немецкий (язык Гёте, Шиллера, Гейне, Брехта — и несть им числа) за то, что Германия развязала 2-ю мировую. Как нельзя (недопустимо!) называть (и считать) язык Пушкина, Толстого, Чехова (и тоже несть им числа) «языком агрессии и ненависти». Благо что-то похожее мы «уже проходили» в начале 90-х — когда некоторым (особенно интеллигенции, далёкой от производства и экономики) начало казаться, что стоит всем заговорить по-украински, как в стране, резко пошедшей в пике, сразу наступит полное благолепие.
Но ведь и здравые голоса тогда тоже звучали. Вспоминаю какое-то телеинтервью с русскоязычным львовянином, художником, если не ошибаюсь. На вопрос журналистки, почему он до сих пор говорит по-русски, тот ответил, что да, он попытался перейти на украинский, но его украиноязычные друзья его же и остановили: продолжай, дескать, говорить на своём хорошем, чистом и литературном, русском языке — не превращайся в косноязычного заику.
Другой пример к тому, как важно для каждого из нас говорить именно на родном языке: судебная дело (по гражданскому иску), которое отслеживала моя коллега-журналистка, ярая противница насильственной украинизации. О том, что происходило в зале суда, она рассказывала с нескрываемым негодованием. Прежде всего истец заявил ходатайство суду о том, чтобы дело слушалось на украинском языке. И ответчик не стал возражать — почему нет, если он свободно понимает украинский?! Но дальше оказалось, что понимать — это одно, а мыслить (и говорить) — другое, и едва ответчик сбивался на родной русский, от него тут же требовали говорить на государственном языке. В итоге грамотный, в общем-то, человек предстал перед судом каким-то косноязычным придурком, не способным ни изложить толком свои мысли, ни выстроить аргументацию. (Сейчас я думаю, что он сделал ошибку с самого начала: надо было заявить, чтобы суд… обеспечил его переводчиком, да-да, не смейтесь, ведь при всей близости украинского и русского — это два разных языка.)
Но ведь «пена» сошла: и украино-, и русскоязычные поняли в конце концов, что всем живётся одинаково «хреновато» — и не потому, что они говорят на разных языках… «Счастье — это когда тебя понимают». Откуда это? Тоже из старого фильма? Начиная со второй половины 90-х я не раз бывал в Львовской области — вот и сейчас недавно вернулся из Трускавца. Ну, Трускавец, как и прежде — хотя идёт война и оттуда тоже призывают ребят и отправляют в зону АТО, — остаётся гостеприимным, радушным и двуязычным городком: если ты говоришь по-русски, и собеседник легко переходит на русский. Но и в других городах и городках области почти та же картина: если твой собеседник видит, что ты понимаешь его украинский язык, он в бутылку не лезет. Только раз, помнится, меня спросили: вы украинец или русский? Спросили вполне спокойно. И я так же спокойно ответил: украинец, но русскоязычный. И всё. Так и продолжился наш диалог — на двух языках.
Помнится, покойный Юрий Каплан, киевлянин, талантливый русскоязычный поэт и замечательный организатор литературного процесса (4-й ПредЗемШара в цепочке: Хлебников — Петников — Вышеславский), когда я делал с ним интервью, заметил: нельзя считать русский язык чужеродным для Украины — он такой же автохтонный, как и украинский…
А чего мы (говорю «мы», т.к. наши нардепы нами же и избраны — плоть от плоти нашей) хотим сейчас? Дискриминации по языковому и национальному признаку, межнациональной розни, создания образа «внутреннего врага»? Или все средства хороши, чтобы отвлечь внимание от подлинных проблем страны — инфляции, безудержного роста цен и тарифов, медицинской и пенсионной «реформ» — и направить народное негодование в другое русло?..
Убеждён, что и скоропалительное голосование за отмену закона Колесниченко-Кивалова в 2014-м (будто не было в тот момент в стране более насущных проблем!) тоже сыграло свою недобрую роль — стало своего рода сигналом для русскоязычных в Крыму и на Донбассе, и они пошли на референдумы (геть незаконные и неправильные, естественно) — голосовать за отделение от Украины…
Но ведь в России, запальчиво говорят сторонники новых законопроектов, запрещено говорить по-украински — даже штрафуют! — вот и мы теперь будем штрафовать за русский! И телевизор в подтверждение показывает тех, кого уже оштрафовали (не у нас — «там»)!.. Стоп, ребята, а с кого это вы (в данном случае именно «вы», а не мы) пример берёте?! Со «страны-агрессора», со страны, в которой демократия (в отличие от Украины) — «совсем не демократия»? И чем и в чём мы в таком случае будем лучше? Мы-то вроде как в Европу намылились — так давайте и посмотрим, как там, в Европе! Сколько там стран, имеющих и два, и три государственных (или официальных) языка? Или то «Ойропа», а то мы — лезущие с суконным рылом в калачный ряд?..
Сколько раз мы слышали от наших горе-политиков: вот, дескать, поживёт Крым без Украины, опомнится и сам же попросится обратно! Ой! Ой как попросится! А мы ему тут же: иди сюда, дорогой! Только заранее деньги готовь на штрафы за употребление русского!..
И Луганск с Донецком, конечно же, тоже попросятся! Ой как попросятся!..
И я не первый, кому эти мысли приходят в голову. Юрий Чернецкий, харьковский поэт, к тому же двуязычный, и учёный-социолог (доктор социологии), уже откликнулся на ждущие своего часа законопроекты циклом четверостиший (лирико-публицистического плана). Вот строчка из одного из них (отражающая суть одного из самых одиозных законопроектов и явно обращённая к законодателю): «… Але — чи дуже допоможе примус?!! »
Другое четверостишие приведу полностью:

Щоб уперед нестримно Нація
йшла, треба ще й таке розчути:
приниження й дискримінація —
найкращий спосіб відштовхнути…

Вот только не надо меня после всего сказанного зачислять во враги Украины! Я, как и вся здравомыслящая интеллигенция, уважаю украинский язык (вот и моя новая пьеса идёт в Луцке, в профессиональном театре, на украинском языке — и я этим горжусь). Знаете, о чём говорят мои коллеги по Конгрессу литераторов Украины, созданному уже названным Юрием Капланом, на наших съездах (на которых мы спокойно общаемся между собой на двух языках)? О необходимости возвращения старой системы книгоиздания. Когда за публикацию в любом журнале платили гонорар (сейчас же чаще слышишь «ну, гонораров, мы, понятно, не платим»). Когда любой автор мог принести в издательство свою рукопись — и её читали. И если находили достойной — публиковали. И тоже платили… хорошее (в этом отношении) было то «плохое время»… И если государство начнёт таким образом поддерживать украинский язык — не декларативно-«декоративно», а на деле (а то мой добрый приятель, говорящий и пишущий только по-украински, никак свою вторую книгу издать не может), — обещаю: сам начну писать по-украински. Без госпринуждения. В нём просто нужды не будет!
Но!.. Давайте не будем забывать, что Украина на самом деле многонациональна! А это значит, что любые законопроекты, напрочь вычеркивающие «вільний розвиток, використання і захист російської, інших мов національних меншин України», просто антиконституционны!
Спасибо за внимание!
Анатолий Юрченко, журналист, писатель, драматург.


Автор: Анатолий Юрченко



Похожие новости
  • Памяти поэта Павла Баулина
  • Лучший русский поэт современности
  • Всеукраинское национальное общество «Русское собрание»
  • Комментарии

    очень-дуже хорошая-гарна мысль-думка-мисль щодо всілякої-всякой дурости-дурісті та ксенофобии


  • Молодец, Анатолий Петрович! Доходчиво, просто и убедительно, надеюсь, даже для заторможенных внушением пропаганды, игнорирующей Конституцию.




  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив