Литератор
» » Десантники Господа Бога
» » Десантники Господа Бога

    Десантники Господа Бога

    Десантники Господа БогаПодборка малой прозы и стихотворений из эзотерического сборника Игоря Годенкова «Десантники ГБ» (Киев, 2012).

    ИГОРЬ  ГОДЕНКОВ. «Десантники ГБ». 
    Поэтический дневник переходного времени в 5-ти частях с прологом и эпилогом.
    Сборник эзотерических стихотворений и малой прозы. – Киев, 2012. – 84 с.
    Лирический герой этой книги – человек, осознающий связь земли и неба, материального и духовного. Он считает, что все мы идем по одной дороге одной планеты в одном направлении – по вектору Вечности. И у нас один Учитель и Верховный Главнокомандующий,  который послал нас на духовную брань на эту землю с заданием научиться любить и постараться научить этому других. Ибо все мы здесь и сейчас – Десантники Господа Бога (отсюда и название книги), чьё имя – Совершенная Любовь. И только Любовь поможет перейти человечеству и нашей планете в новый период её жизни. А время перехода – время «Ч» – настало!
    Отзывы, заказы и предложения можно отправлять автору: godenkov@mail.ru
    Подробнее ознакомиться с творчеством И. Годенкова можно на его сайте: godenkov.suzirya.org


    Десантники Господа Бога    Десантники Господа Бога 
     
    ПОДБОРКА ИЗ КНИГИ
    ПРОЛОГ

    «… И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне   послать? И кто пойдёт для нас? И я сказал: вот я,  пошли   меня…» (Исайя, 6–8)
    Читатель, сколько раз тебя посылали? (далеко-далеко, если обойтись цензурною лексикою). Наверно, немало, ведь ты нормальный человек. И, как нормальный человек, ты возвращался и снова делал своё дело. Хорошо ли, плохо, но делал, чтобы когда-то опять нарваться на этот посыл: «пошёл ты!..» Предвижу, что ты – не посол в какой-то иностранной державе, почему же в тебе нет обиды на вроде бы  обидную фразу? Может быть, потому, что когда-то где-то ты сам упросил Кого-то: «Вот я, пошли меня…». И ты пошёл…
    ЗЕМЛЯ
    1.
    Его первый крик слушали пятеро: усталая, но счастливая мать, врач, принимавший роды, медсестра и две едва заметные тени – серая и светлая. Эти тени были видны только ему, счастливо десантировавшемуся на колюче-твёрдую простыню. Может быть, поэтому так громок был его крик, одновременно обращённый к ним и помогавшим ему прийти в этот мир: «Я всё же пришёл, спасибо! Отойди от меня, мешавший мне, ты не властен надо мной!» 
    «Да пошёл ты!», – так услышала его Серая тень и испуганно отодвинулась в угол, а Светлая ласково окутала мать, целующую своего ребёнка в сморщенный лобик… 
    – Ну что ж, это был первый и последний раз, когда ты послал кого-то. Теперь будут посылать тебя, – злобно глядя на малыша, выдавила из себя Серая тень.
    – Так он и просил об этом, – улыбнулась Светлая про себя, обретая нежданного помощника, который совсем не догадывался, что он – помощник, помогающий идти…
    2. 
    Его послали. Нет, ему не сказали: «Да пошёл ты!». Просто не пришли на его концерт, в который он вложил столько сил и средств. Заодно паровозиком послали и его прекрасный балет, звукорежиссёра, осветителя и восьмерых зрителей – двух взрослых и шестерых детей. Остальные просто не пришли, хотя на предыдущем концерте отбивали ладоши и разрывали рот свистом. 
    Полчаса он на что-то надеялся, выглядывая в зал, а потом начал концерт для тех восьмерых. Слёзы стояли на его глазах, переполненное песней сердце рвалось на части. Как оно не лопнуло, когда начало клинить фонограммы, одну, вторую, третью, когда почему-то проверенная не раз дымовая установка отказалась работать… А эти восьмеро сдерживали слёзы вместе с ним и вместе с ним пели его песни, до боли отбивая ладони. А балет… симпатичные девчонки проживали каждое движение, упиваясь танцем и поддержкой немногочисленного зала. Они не хотели уходить со сцены даже тогда, когда он, раздав свои СД-диски, объявил об окончании концерта. Что это было? Нет, это не было концертом, это было гораздо выше, чище и важнее. Это было Возвращение – после того, как его послали, а он честно сделал свою работу. Может быть, потому, что когда-то где-то он сам упросил Кого-то: «Вот я, пошли   меня…»
    * * *
    … Большой город, спешащие люди, юные студенты-провинциалы, полные надежд и драгоценной энергии, море соблазнов и таких близких возможностей нарушить запреты, прививаемые им в детстве. Рядом ни мамы, ни папы, общежития, кафешки и пивные ларьки, киношки, бурлящая сексуальность, желание побыстрее стать взрослыми и познакомиться со всеми «благами цивилизации» большого города… 
    … Армия, зенитно-ракетный дивизион, новое пополнение молодняка, среди которых его подопечный в висящей мешком хэбэшке, испуганно водящий глазами вокруг. Правильно. Правильно,  он боится…
    … Большой авиационный завод, тупая однообразная работа, усталость вечером, ранний подъём и целая сковорода жареной картошки, приготовленной молодой женой – и снова пахота, чтоб не думалось ни о чём высоком среди таких же уставших людей, озабоченных работой и соответственно зарплатой…
    … Ну и что, что ты поступил снова в Университет изучать свою любимую литературу после перебитой мной тяге к математике? (Как сложно всё же было залить водкой твои мозговые ячейки в том техническом ВУЗе. Ну да ещё одним отличником – Энштейном в космической отрасли – стало меньше). Любишь литературу, чувствуешь что-то в ней за словами, вот-вот дотянешься до скрытыми за ними глубинного Смысла истинного Первослова – Врага Тьмы? Вот тебе друзья, имеющие деньги и на выпивку, и на погулять, вот тебе однокурсницы, двадцать на одного парня на вашем факультете! Ах, ты всё же сдал, и неплохо, ГОСы – опять поймаю тебя через водочку – и дружочков! Что, выжил после того избиения? А ведь сам был виноват, не надо было доказывать, что это благодаря тебе они тоже закончили универ, что ты тянул их и давал списывать… 
    … Новая работа, престижная? Да я опять поймаю тебя на те же крючки: гордыню – исключительность – талантливость, водку – пивко, девушек-красавиц, что в рот тебе заглядывают, слушая, как ты им стихи читаешь… Что, любящая жена ультиматум мужу-алкоголику  поставила, что, Алекс с Серым помогли не развалиться семье и ты закодировался? Зато на работе я теперь всех поднял против тебя: ведь ты как начальник так много стал требовать с людей в выполнении их обязанностей! Испугался? Да, это я отменил все автобусу в то село, где ты работал тогда – чтоб 20 км на велосипедике или пешочком. А тебя всего на несколько лет хватило – и спинку простудил, и сердечко натрудил… 
    … Что, вернулся в райцентр – а вот на! тебе работу – непрестижную. Что, справился – новую получил – на тебе коллектив такой, что ахнешь. Опять справился – ну я новое что-то придумаю! Жаль, конечно, как это я пропустил твоё крещение в 37-то лет? Отдыхал я тем летом с одной красавицей на морях (кстати, ты её знаешь, это я к тебе её подсылал в своё время, она прекрасно справилась с заданием!). Ну да твоя вера такой была тупо-неосознанной, чисто интуитивной, что ничего мой Враг у меня и не выиграл тогда. Правда, взрослеть ты стал разумом, умные книги стал читать, в церковь вашу ходить…  Как я тебя отговаривал в 2000 году не идти на Рождество в Храм, а ты попёрся… Потом школу какую-то духовную начал посещать… А у меня чего-то зрение стало слабеть с тех пор, как-то твоя жизнь кусками мне стала видеться – там вижу, особенно когда ты Интернете сидишь на своих сайтах, – тут не вижу, да и наград уже меньше стало доставаться. Ну ничего, сейчас ты мне всё и всех сдашь, давай, что уставился на клавиатуру, вперёд!
    ВАТЕРЛИНИЯ
    Там, где два голубых полотнища
    Переходят одно в одно,
    Мне увидится  (напророчится?
    Приоткроется?)  вдруг окно,
    То ли вглубь,  то ли вверх  ведущее,
    То ли в новый,  иной Внемир,
    Скачку дней расширяющий в Сущее,
    Упраздняя  времён пунктир.
    Ватерлиния! Синь небесная
    И лазурь мегатонн воды –
    Две бескрайне глубоких бездны
    Край нашли у одной черты.
    Бесконечность родила Вечное:
    Путь к Истокам времён и звёзд…
    Взгляд рассеянный мой, беспечный
    Вдруг увидел в ту Вечность мост!
    НОВОЕ ИМЯ
    Как жалобно плакал младенец – февраль,
    Когда ему вьюга сорвала пелёнки!..
    И голос, звучащий пронзительно тонко,
    Вонзался в тревожно-белесую даль.
    Как жалобно плакал младенец-февраль!
    А где-то Весна к нему руки тянула.
    И мачехой – вовсе не мамой – зима…
    И слёзок замёрзших легла пелена
    На криком сведённые нежные скулы…
    А где-то Весна к нему руки тянула.
    Он не захлебнулся ни криком, ни льдом,
    Взрослея мгновенно от вьюжных ударов,
    Таким награжденный  спасительным Даром,
    Он Землю почувствовал вдруг, как свой Дом!
    Он не захлебнулся ни криком, ни льдом…
    Избавиться мачехе, нет, не судилось,
    От пасынка, злобно отстала она.
    И сына замёрзшего – сразу Весна
    На руки, и солнцем земля осветилась.
    Зиме ж заморозить его не судилось.
    И новое имя узнал себе он,
    Когда его Матушка Мартом назвала,
    И с сердца,  и с глаз пелена вдруг упала,
    И кончился зимний навеянный сон,
    И новое Имя узнал себе он.
    * * *
    Чем больше высота, сильней удары
    Ветров, по крыльям яростно секущих.
    Чем выше скорость – злей сопротивленье
    Воздушных масс, мешающих движенью.
    Чем ярче свет, тем шире обод мрака,
    Сжимающего тот источник Света.
    Чем ниже  опускание в глубины,
    Тем больше масса моря над тобою…
    Опасности всегда грозят отважным,
    Но ведь без них и Жизни не бывает!
    В  ГОДОВЩИНУ БРАКОСОЧЕТАНИЯ
    Когда глаза встречаются с глазами –
    Тогда сердца сплетаются в объятье,
    И нет уже предела между нами –
    И постигаешь смысл слова «Счастье».
    Года идут, но смысл не исчезает,
    И ты всё так же светишься поУтру.
    И освещаешь нашу жизнь. Бог знает,
    Зачем создал тебя прекрасной, но и мудрой.
    Опять несу тебе в подарок сердце,
    Прими, любимая! Прости, что его мало.
    Но верую, что сможем мы согреться
    Любовью, что однажды запылала,
    И не погаснет, не замрёт под ветром,
    Углей, золы и сажи в ней не будет.
    Пускай нам светит только Солнцем лето,
    И жар Любви нам осень не остудит!
    * * *
    Бежали страусы по ферме,
    Но голову в песок не пряча.
    И  это была не пустыня,
    А твёрдый грунт за загородкой.
    Они не просто так бежали:
    А охраняли свой участок.
    Ну  что им делать оставалось,
    Когда пустыни их лишили,
    Оставим только сотню метров
    В чужой земле, украв свободу,
    Отдав зевакам на потеху
    И уготовив участь мяса…
    Бежали страусы по ферме…
    * * *
    На колесе возникла… шишка.
    Протёрлась шина, на свободу
    Из камеры стремится воздух.
    Он, верю, своего добьётся –
    И вырвется из заточенья.
    Да, лопнет камера, присядет,
    Перекосившись чуть, машина.
    Но всё стремится в этом мире
    К свободе, даже сжатый воздух.
    ЛЕСТВИЦА ВОСХОЖДЕНИЯ
    Постепенно и поступенно
    Поднимая по лестнице тело,
    Вниз глядим иногда в отупенье
    На обрывки одежды белой,
    Замечая всю грязь на теле.
    И  чем выше, тем больше грязи.
    И ползём вверх теперь еле-еле,
    Чтобы всё же: «из грязи – в князи».
    И почти до короны доставши,
    Понимать начинаем, Боже,
    Что стал адом наш рай, как раньше,
    И что это – одно и то же.
    * * *
    Расстояния – маски времени,
    Отдалённость – иллюзия глаза.
    Мы по жизни плывем остепЕнено,
    Кораблём называя свой тазик.
    А водичка в том тазике – море.
    Ну, а мы – капитаны, конечно.
    Но наложен уже мораторий
    На прибытие к гавани «Вечность»
    Тем, кто маски возвёл в реальность
    Лиц, морей и уставших взглядов.
    Как нам в «тазиках» сладко спалось!..
    Но проснуться когда-то ж надо…
    МЫ ПРОСТУПАЕМ ДРУГ СКВОЗЬ ДРУГА…
    Мы проступаем друг сквозь друга.
    В нас прорастает свет миров
    Иных галактик, веет вьюга
    И светит солнце наших снов…
    И сны становятся – не снами.
    И вся вселенная здесь – с нами,
    И отражаемся друг в друге,
    И пожимаем чьи-то руки,
    Которых и в упор не видим,
    И за объятья не в обиде –
    И проступаем друг сквозь друга –
    Снежинки во Вселенской вьюге…
    Мы
    Проступаем
    Друг сквозь друга…
    * * *
    Растём…  С восходом каждым и закатом,
    И к Солнцу тянемся – и радостно цветём,
    Родим плоды созревшие когда-то,
    И очень скоро, может, завтра днём,
    А может, послезавтра… Да неважно!
    Процесс  идёт, и он необратим –
    Коль с нами Бог и Солнце, то завяжем
    Плоды Любви: ведь «любящий – любим»!
    * * *
    Стоящим на посту – дозорным Бога –
    Завидую, поверьте мне, не много:
    Не сладок хлеб, и тяжек крест Дозора.
    Но, призванный, явлюсь без разговоров.
    ПО ЛЕЗВИЮ БРИТВЫ
    «По лезвию бритвы идёшь», – мне сказали.
    Неужто сподобился? Если б вы знали,
    Кто Первым по лезвию Путь нам протОрил,
    То кровь на ступнях не считали бы горем…
    ТЕЛЬНЯШКА
    Эх, тельняшка – жизнь моя,
    Зебро-полосатая,
    Сине-белая шлея
    С рыжими заплатами!..
    Рыжим солнцем вытру след,
    Пятна все повыведу,
    Станет белым белый свет,
    Обоюдно-выгодным:
    Небу – синь полос отдам,
    Свету – белый – нате!
    Рыжий – с Солнцем пополам
    Поделю: нам хватит.
    Братья с Солнцем мы теперь,
    Светим спозаранку.
    Тельник жаль, но без потерь
    Не узреть изнанку
    Жизни, тельника, Пути,
    Смысл полос и цвета.
    Чтобы в Солнца свет взойти,
    Надо стать тем светом!
    * * *
    Подрастают дети, подрастают…
    Дай им Бог найти свою дорогу,
    Птицам юным – встретить свою Стаю
    И однажды долететь
    До Бога!
    * * *
    Из Рязани, из Киева, Полоцка,
    Со всей Русской земли вышли молодцы,
    Ставши ратью земной и Небесною,
    И щитом – над открытою бездною.
    Тьма не вылезет, не просОчится,
    Хоть, голодной ей, кушать так хочется.
    Рать стоит на смЕрть, жизнь и свет храня,
    Станет Светом тьма от его огня!

    Автор: Игорь Годенков



    Похожие новости
  • Земной Шар – без Председателя?!
  • Юрий Каплан: о времени и о себе
  • Сказание о Рыцаре Поэзии


  • Добавить комментарий

      • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
        heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
        winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
        worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
        expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
        disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
        joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
        sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
        neutral_faceno_mouthinnocent
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Новые статьи
Книги

Десантники Господа Бога

Десантники Господа БогаПодборка малой прозы и стихотворений из эзотерического сборника Игоря Годенкова «Десантники ГБ» (Киев, 2012).

ИГОРЬ  ГОДЕНКОВ. «Десантники ГБ». 
Поэтический дневник переходного времени в 5-ти частях с прологом и эпилогом.
Сборник эзотерических стихотворений и малой прозы. – Киев, 2012. – 84 с.
Лирический герой этой книги – человек, осознающий связь земли и неба, материального и духовного. Он считает, что все мы идем по одной дороге одной планеты в одном направлении – по вектору Вечности. И у нас один Учитель и Верховный Главнокомандующий,  который послал нас на духовную брань на эту землю с заданием научиться любить и постараться научить этому других. Ибо все мы здесь и сейчас – Десантники Господа Бога (отсюда и название книги), чьё имя – Совершенная Любовь. И только Любовь поможет перейти человечеству и нашей планете в новый период её жизни. А время перехода – время «Ч» – настало!
Отзывы, заказы и предложения можно отправлять автору: godenkov@mail.ru
Подробнее ознакомиться с творчеством И. Годенкова можно на его сайте: godenkov.suzirya.org


Десантники Господа Бога    Десантники Господа Бога 
 
ПОДБОРКА ИЗ КНИГИ
ПРОЛОГ

«… И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне   послать? И кто пойдёт для нас? И я сказал: вот я,  пошли   меня…» (Исайя, 6–8)
Читатель, сколько раз тебя посылали? (далеко-далеко, если обойтись цензурною лексикою). Наверно, немало, ведь ты нормальный человек. И, как нормальный человек, ты возвращался и снова делал своё дело. Хорошо ли, плохо, но делал, чтобы когда-то опять нарваться на этот посыл: «пошёл ты!..» Предвижу, что ты – не посол в какой-то иностранной державе, почему же в тебе нет обиды на вроде бы  обидную фразу? Может быть, потому, что когда-то где-то ты сам упросил Кого-то: «Вот я, пошли меня…». И ты пошёл…
ЗЕМЛЯ
1.
Его первый крик слушали пятеро: усталая, но счастливая мать, врач, принимавший роды, медсестра и две едва заметные тени – серая и светлая. Эти тени были видны только ему, счастливо десантировавшемуся на колюче-твёрдую простыню. Может быть, поэтому так громок был его крик, одновременно обращённый к ним и помогавшим ему прийти в этот мир: «Я всё же пришёл, спасибо! Отойди от меня, мешавший мне, ты не властен надо мной!» 
«Да пошёл ты!», – так услышала его Серая тень и испуганно отодвинулась в угол, а Светлая ласково окутала мать, целующую своего ребёнка в сморщенный лобик… 
– Ну что ж, это был первый и последний раз, когда ты послал кого-то. Теперь будут посылать тебя, – злобно глядя на малыша, выдавила из себя Серая тень.
– Так он и просил об этом, – улыбнулась Светлая про себя, обретая нежданного помощника, который совсем не догадывался, что он – помощник, помогающий идти…
2. 
Его послали. Нет, ему не сказали: «Да пошёл ты!». Просто не пришли на его концерт, в который он вложил столько сил и средств. Заодно паровозиком послали и его прекрасный балет, звукорежиссёра, осветителя и восьмерых зрителей – двух взрослых и шестерых детей. Остальные просто не пришли, хотя на предыдущем концерте отбивали ладоши и разрывали рот свистом. 
Полчаса он на что-то надеялся, выглядывая в зал, а потом начал концерт для тех восьмерых. Слёзы стояли на его глазах, переполненное песней сердце рвалось на части. Как оно не лопнуло, когда начало клинить фонограммы, одну, вторую, третью, когда почему-то проверенная не раз дымовая установка отказалась работать… А эти восьмеро сдерживали слёзы вместе с ним и вместе с ним пели его песни, до боли отбивая ладони. А балет… симпатичные девчонки проживали каждое движение, упиваясь танцем и поддержкой немногочисленного зала. Они не хотели уходить со сцены даже тогда, когда он, раздав свои СД-диски, объявил об окончании концерта. Что это было? Нет, это не было концертом, это было гораздо выше, чище и важнее. Это было Возвращение – после того, как его послали, а он честно сделал свою работу. Может быть, потому, что когда-то где-то он сам упросил Кого-то: «Вот я, пошли   меня…»
* * *
… Большой город, спешащие люди, юные студенты-провинциалы, полные надежд и драгоценной энергии, море соблазнов и таких близких возможностей нарушить запреты, прививаемые им в детстве. Рядом ни мамы, ни папы, общежития, кафешки и пивные ларьки, киношки, бурлящая сексуальность, желание побыстрее стать взрослыми и познакомиться со всеми «благами цивилизации» большого города… 
… Армия, зенитно-ракетный дивизион, новое пополнение молодняка, среди которых его подопечный в висящей мешком хэбэшке, испуганно водящий глазами вокруг. Правильно. Правильно,  он боится…
… Большой авиационный завод, тупая однообразная работа, усталость вечером, ранний подъём и целая сковорода жареной картошки, приготовленной молодой женой – и снова пахота, чтоб не думалось ни о чём высоком среди таких же уставших людей, озабоченных работой и соответственно зарплатой…
… Ну и что, что ты поступил снова в Университет изучать свою любимую литературу после перебитой мной тяге к математике? (Как сложно всё же было залить водкой твои мозговые ячейки в том техническом ВУЗе. Ну да ещё одним отличником – Энштейном в космической отрасли – стало меньше). Любишь литературу, чувствуешь что-то в ней за словами, вот-вот дотянешься до скрытыми за ними глубинного Смысла истинного Первослова – Врага Тьмы? Вот тебе друзья, имеющие деньги и на выпивку, и на погулять, вот тебе однокурсницы, двадцать на одного парня на вашем факультете! Ах, ты всё же сдал, и неплохо, ГОСы – опять поймаю тебя через водочку – и дружочков! Что, выжил после того избиения? А ведь сам был виноват, не надо было доказывать, что это благодаря тебе они тоже закончили универ, что ты тянул их и давал списывать… 
… Новая работа, престижная? Да я опять поймаю тебя на те же крючки: гордыню – исключительность – талантливость, водку – пивко, девушек-красавиц, что в рот тебе заглядывают, слушая, как ты им стихи читаешь… Что, любящая жена ультиматум мужу-алкоголику  поставила, что, Алекс с Серым помогли не развалиться семье и ты закодировался? Зато на работе я теперь всех поднял против тебя: ведь ты как начальник так много стал требовать с людей в выполнении их обязанностей! Испугался? Да, это я отменил все автобусу в то село, где ты работал тогда – чтоб 20 км на велосипедике или пешочком. А тебя всего на несколько лет хватило – и спинку простудил, и сердечко натрудил… 
… Что, вернулся в райцентр – а вот на! тебе работу – непрестижную. Что, справился – новую получил – на тебе коллектив такой, что ахнешь. Опять справился – ну я новое что-то придумаю! Жаль, конечно, как это я пропустил твоё крещение в 37-то лет? Отдыхал я тем летом с одной красавицей на морях (кстати, ты её знаешь, это я к тебе её подсылал в своё время, она прекрасно справилась с заданием!). Ну да твоя вера такой была тупо-неосознанной, чисто интуитивной, что ничего мой Враг у меня и не выиграл тогда. Правда, взрослеть ты стал разумом, умные книги стал читать, в церковь вашу ходить…  Как я тебя отговаривал в 2000 году не идти на Рождество в Храм, а ты попёрся… Потом школу какую-то духовную начал посещать… А у меня чего-то зрение стало слабеть с тех пор, как-то твоя жизнь кусками мне стала видеться – там вижу, особенно когда ты Интернете сидишь на своих сайтах, – тут не вижу, да и наград уже меньше стало доставаться. Ну ничего, сейчас ты мне всё и всех сдашь, давай, что уставился на клавиатуру, вперёд!
ВАТЕРЛИНИЯ
Там, где два голубых полотнища
Переходят одно в одно,
Мне увидится  (напророчится?
Приоткроется?)  вдруг окно,
То ли вглубь,  то ли вверх  ведущее,
То ли в новый,  иной Внемир,
Скачку дней расширяющий в Сущее,
Упраздняя  времён пунктир.
Ватерлиния! Синь небесная
И лазурь мегатонн воды –
Две бескрайне глубоких бездны
Край нашли у одной черты.
Бесконечность родила Вечное:
Путь к Истокам времён и звёзд…
Взгляд рассеянный мой, беспечный
Вдруг увидел в ту Вечность мост!
НОВОЕ ИМЯ
Как жалобно плакал младенец – февраль,
Когда ему вьюга сорвала пелёнки!..
И голос, звучащий пронзительно тонко,
Вонзался в тревожно-белесую даль.
Как жалобно плакал младенец-февраль!
А где-то Весна к нему руки тянула.
И мачехой – вовсе не мамой – зима…
И слёзок замёрзших легла пелена
На криком сведённые нежные скулы…
А где-то Весна к нему руки тянула.
Он не захлебнулся ни криком, ни льдом,
Взрослея мгновенно от вьюжных ударов,
Таким награжденный  спасительным Даром,
Он Землю почувствовал вдруг, как свой Дом!
Он не захлебнулся ни криком, ни льдом…
Избавиться мачехе, нет, не судилось,
От пасынка, злобно отстала она.
И сына замёрзшего – сразу Весна
На руки, и солнцем земля осветилась.
Зиме ж заморозить его не судилось.
И новое имя узнал себе он,
Когда его Матушка Мартом назвала,
И с сердца,  и с глаз пелена вдруг упала,
И кончился зимний навеянный сон,
И новое Имя узнал себе он.
* * *
Чем больше высота, сильней удары
Ветров, по крыльям яростно секущих.
Чем выше скорость – злей сопротивленье
Воздушных масс, мешающих движенью.
Чем ярче свет, тем шире обод мрака,
Сжимающего тот источник Света.
Чем ниже  опускание в глубины,
Тем больше масса моря над тобою…
Опасности всегда грозят отважным,
Но ведь без них и Жизни не бывает!
В  ГОДОВЩИНУ БРАКОСОЧЕТАНИЯ
Когда глаза встречаются с глазами –
Тогда сердца сплетаются в объятье,
И нет уже предела между нами –
И постигаешь смысл слова «Счастье».
Года идут, но смысл не исчезает,
И ты всё так же светишься поУтру.
И освещаешь нашу жизнь. Бог знает,
Зачем создал тебя прекрасной, но и мудрой.
Опять несу тебе в подарок сердце,
Прими, любимая! Прости, что его мало.
Но верую, что сможем мы согреться
Любовью, что однажды запылала,
И не погаснет, не замрёт под ветром,
Углей, золы и сажи в ней не будет.
Пускай нам светит только Солнцем лето,
И жар Любви нам осень не остудит!
* * *
Бежали страусы по ферме,
Но голову в песок не пряча.
И  это была не пустыня,
А твёрдый грунт за загородкой.
Они не просто так бежали:
А охраняли свой участок.
Ну  что им делать оставалось,
Когда пустыни их лишили,
Оставим только сотню метров
В чужой земле, украв свободу,
Отдав зевакам на потеху
И уготовив участь мяса…
Бежали страусы по ферме…
* * *
На колесе возникла… шишка.
Протёрлась шина, на свободу
Из камеры стремится воздух.
Он, верю, своего добьётся –
И вырвется из заточенья.
Да, лопнет камера, присядет,
Перекосившись чуть, машина.
Но всё стремится в этом мире
К свободе, даже сжатый воздух.
ЛЕСТВИЦА ВОСХОЖДЕНИЯ
Постепенно и поступенно
Поднимая по лестнице тело,
Вниз глядим иногда в отупенье
На обрывки одежды белой,
Замечая всю грязь на теле.
И  чем выше, тем больше грязи.
И ползём вверх теперь еле-еле,
Чтобы всё же: «из грязи – в князи».
И почти до короны доставши,
Понимать начинаем, Боже,
Что стал адом наш рай, как раньше,
И что это – одно и то же.
* * *
Расстояния – маски времени,
Отдалённость – иллюзия глаза.
Мы по жизни плывем остепЕнено,
Кораблём называя свой тазик.
А водичка в том тазике – море.
Ну, а мы – капитаны, конечно.
Но наложен уже мораторий
На прибытие к гавани «Вечность»
Тем, кто маски возвёл в реальность
Лиц, морей и уставших взглядов.
Как нам в «тазиках» сладко спалось!..
Но проснуться когда-то ж надо…
МЫ ПРОСТУПАЕМ ДРУГ СКВОЗЬ ДРУГА…
Мы проступаем друг сквозь друга.
В нас прорастает свет миров
Иных галактик, веет вьюга
И светит солнце наших снов…
И сны становятся – не снами.
И вся вселенная здесь – с нами,
И отражаемся друг в друге,
И пожимаем чьи-то руки,
Которых и в упор не видим,
И за объятья не в обиде –
И проступаем друг сквозь друга –
Снежинки во Вселенской вьюге…
Мы
Проступаем
Друг сквозь друга…
* * *
Растём…  С восходом каждым и закатом,
И к Солнцу тянемся – и радостно цветём,
Родим плоды созревшие когда-то,
И очень скоро, может, завтра днём,
А может, послезавтра… Да неважно!
Процесс  идёт, и он необратим –
Коль с нами Бог и Солнце, то завяжем
Плоды Любви: ведь «любящий – любим»!
* * *
Стоящим на посту – дозорным Бога –
Завидую, поверьте мне, не много:
Не сладок хлеб, и тяжек крест Дозора.
Но, призванный, явлюсь без разговоров.
ПО ЛЕЗВИЮ БРИТВЫ
«По лезвию бритвы идёшь», – мне сказали.
Неужто сподобился? Если б вы знали,
Кто Первым по лезвию Путь нам протОрил,
То кровь на ступнях не считали бы горем…
ТЕЛЬНЯШКА
Эх, тельняшка – жизнь моя,
Зебро-полосатая,
Сине-белая шлея
С рыжими заплатами!..
Рыжим солнцем вытру след,
Пятна все повыведу,
Станет белым белый свет,
Обоюдно-выгодным:
Небу – синь полос отдам,
Свету – белый – нате!
Рыжий – с Солнцем пополам
Поделю: нам хватит.
Братья с Солнцем мы теперь,
Светим спозаранку.
Тельник жаль, но без потерь
Не узреть изнанку
Жизни, тельника, Пути,
Смысл полос и цвета.
Чтобы в Солнца свет взойти,
Надо стать тем светом!
* * *
Подрастают дети, подрастают…
Дай им Бог найти свою дорогу,
Птицам юным – встретить свою Стаю
И однажды долететь
До Бога!
* * *
Из Рязани, из Киева, Полоцка,
Со всей Русской земли вышли молодцы,
Ставши ратью земной и Небесною,
И щитом – над открытою бездною.
Тьма не вылезет, не просОчится,
Хоть, голодной ей, кушать так хочется.
Рать стоит на смЕрть, жизнь и свет храня,
Станет Светом тьма от его огня!

Автор: Игорь Годенков



Похожие новости
  • Земной Шар – без Председателя?!
  • Юрий Каплан: о времени и о себе
  • Сказание о Рыцаре Поэзии


  • Добавить комментарий

      • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
        heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
        winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
        worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
        expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
        disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
        joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
        sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
        neutral_faceno_mouthinnocent
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив