Литератор
» » Михаил Фалеев – основатель г. Николаева
» » Михаил Фалеев – основатель г. Николаева

    Михаил Фалеев – основатель г. Николаева

    Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваЖизнь и деятельность Михаила Леонтьевича Фалеева, почётного гражданина Николаева и Херсона. Полная биография.


    (ок.1730, Курск  – † 18 ноября 1792, Николаев)
    1. Происхождение и личность Михаила Леонтьевича Фалеева.

    Имя этого человека знакомо многим николаевцам и херсонцам, в г. Николаеве есть даже улица Фалеевская. Но много ли мы знаем о нём? Родился в Курске в купеческой семье, около 1730-го г. К сожалению, по сей день точно неизвестны ни дата, ни место его рождения. В некоторых источниках его называют «бывшим кременчугским купцом». Но это не говорит о месте рождения, а лишь указывает на то, что Михаил Фалеев был приписан к купеческой гильдии г. Кременчуга, в котором прожил немало лет. Называют в источниках и другое место. Историк Дмитрий Эварницкий в книге «История села Фалеевки-Садовой» пишет: «По происхождению он был купец из города Елисаветграда (ныне – Кировоград) Херсонской губернии». Сведения эти автор получил в семье Комстадиусов, родоначальник которой, Федор Савельевич Комстадиус (его сын Август Федорович был позднее гражданским губернатором Херсона), был знаком с Фалеевым и получил от него в наследство Ингульскую дачу (село Фалеевка-Садовая, сейчас село Садовое Белозерского района Херсонской обл.).
    Кем был Фалеев Михаил Леонтьевич? Попытаемся по незначительным упоминаниям, которые сохранили для нас документы и литература, воссоздать и прочесть страницы жизни этого «первого николаевского гражданина», как назвал его в своей книге автор исторического очерка о г. Николаеве Григорий Николаевич Ге. 
    Фалеев был личностью выдающейся благодаря удивительным поступкам и деяниям. Крупный промышленник, купец, владелец фабрик и кораблей, осуществивший большую часть – иногда самых фантастических – проектов своего покровителя Потёмкина, фаворита императрицы Екатерины II. Они познакомились в Москве. Влияние такой личности, как Григорий Потёмкин, навсегда изменило Фалеева. Несмотря на то, что они происходили из разных социальных слоёв, имели разный статус, это не помешало светлейшему князю по достоинству оценить нового знакомого. Потёмкин был неплохим психологом и уже при первом знакомстве мог примечать и выдвигать на разные посты людей талантливых – одержимых, как и он сам, грандиозными замыслами, умевших направлять свою энергию и силы на государственные дела во благо империи. При различии в происхождении и общественном положении у Потёмкина и Фалеева было много общего в характерах. Они даже внешне были чем-то похожи.
    В своих исследованиях историк Дмитрий Эварницкий так охарактеризовал Михаила Фалеева: «Это был один из деятельных, энергичных и умнейших сотрудников князя Потёмкина, умевший всегда угодить светлейшему, вовремя "уклониться" от его частых вспышек гнева и крайней нетерпеливости и потому всегда пользовавшийся громадным доверием».
    2. Фалеевские обводные каналы.

    Во время русско-турецкой войны 1768–1774 гг. Михаил Фалеев – главный поставщик южной армии Григория Потёмкина. Желая проверить своего сотрудника на «прочность», за одним из застолий князь сказал: «А что, Фалеев, слабо расчистить днепровские пороги для проводки грузов с верховья в Херсон?». Будучи купцом, Фалеев прекрасно понимал несбыточность этой – в то время утопической – затеи, но понимал он и неоценимое значение водного пути по Днепру для торговли и стратегических нужд державы. Михаил Леонтьевич решил строить обводные каналы со шлюзами вокруг порогов и таким образом обеспечить торговый путь по Днепру от Киева до моря. В начале 1779 г., используя собственные средства, Фалеев взялся за расчистку самого опасного участка – Ненасытецкого порога. Титанический труд не имел далеко идущих последствий. Борьба Фалеева с порогами была неравной, усмирить их окончательно удалось только полтора столетия спустя. Можно только представить, с какими трудностями столкнулся Михаил Леонтьевич и сколько личных денег вложил в строительство обводного канала. Взявшись за эту работу, Фалеев фактически бросил вызов судьбе, но всё же смог победить бурную стихию. В 1783 г. пробралась-таки барка с железом из Брянска в Херсон, а позже ещё одна – с провиантом. Восхищённый Потёмкин только руками развёл: такой напористости и дерзости в исполнении своих желаний он не видел ни у кого из подчинённых. Князь наградил Михаила Фалеева именной золотой медалью, возвёл в дворянское достоинство и приблизил в первый круг своего окружения. Герб Фалеева внесён в Часть 1 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 113.
    3. Значение Фалеева для Херсона.

    Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваМихаил Фалеев быстро поднимается по служебной лестнице: после штатского чина он получает военный. В 1781 году он – майор, через два года – премьер-майор, а к 1785 г. получает чин подполковника. В этот период он продолжает купечествовать, поставляя в адмиралтейства Херсона и Севастополя лес, уголь, такелаж, артиллерию и провиант. 
    В Херсоне Михаил Леонтьевич появился, видимо, с самого основания города, приблизительно в 1780 г. Зная желание своего покровителя сделать город Южной Пальмирой, он возводит дом на углу Богородицкой и Ришельевской. Этот особняк, в котором поселился Михаил Фалеев, был одним из первых домов в Херсоне. Отсюда до адмиралтейства – рукой подать. А там у него много дел – на военной верфи Михаил Леонтьевич строит за свой счёт корабли и потом продаёт их казне.
    Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваФалеев был первым отечественным инвестором военного судостроения Российской империи. Известно, что уже в 1871 г. Михаил Леонтьевич построил в Херсоне первое торговое судно «Борисфен» (древнее название Днепра).  Строитель Херсона Иван Абрамович Ганнибал в 1781 г. докладывал генерал-губернатору Новороссии о спуске торгового судна «Борисфен», построенного из «лесов и протчих материалов, равно как и мастеровыми собственным коштом господина майора Фалеева». Кроме развития военного судостроения, предприимчивый офицер уделяет внимание и внешней морской торговле в Херсоне. Его суда уже тогда ходили далеко за Гибралтар и достигали берегов Америки. По инициативе Фалеева и при его финансовой поддержке в Херсоне было начато строительство морского порта. Кстати, именно Фалеев первый предложил решить проблему мелководья и для Херсона, построив канал к городу. Его идея была осуществлена, но через сто лет после его смерти. И сейчас порт существует благодаря этому каналу.
    4. Фалеев – основатель лоцманской службы в Новороссии.

    Знание коварных каменистых мест на Днепре оказало Михаилу Леонтьевичу большую услугу. В 1787 г., во время поездки Екатерины II в южные провинции своей империи, Фалеев участвует в проводке 80 судов императорской флотилии через опасные скалистые пороги в Херсон. Он лично провёл по кипящей стремнине первый байдак. Находясь в первой лодке, Фалеев направлял путь всего каравана. При поездке в Крым были составлены списки достойных, которых Потёмкин просил наградить орденом Владимира (орден был учрежден в 1782 г. для награждения отличившихся на государственной службе). В списках значился и подполковник Фалеев «из дворян доказывающих опытами о устройстве населённых мест, о размножении земледелия и торговли». Среди прочих заслуг попал он в эти списки ещё и за то, что провёл через Днепровские пороги караван судов и лодок, на которых находилась императрица вместе с двором и иностранными посланниками. 
    После этого знаменитого путешествия Екатерины II по распоряжению её фаворита князя Потёмкина в приднепровском селе Каменка была организована первая лоцманская община, возглавлять которую было поручено полковнику Фалееву. В июне 1787-го светлейший князь в одном из своих писем сообщает: «Кинбурнского драгунского полку подполковник Михаил Леонтьевич Фалеев сего июня 10 дня высочайшим имяным указом пожалован в полковники и повелено определить его к наблюдению за пропуском судов через днепровские пороги». Вручая Фалееву патент полковника, князь возводит его в небывалую должность – директор Днепровских порогов! Благодаря организаторским способностям Михаила Леонтьевича лоцманская организация численно увеличилась и окрепла. С этого времени наблюдения на водомерном посту, расположенном на Каменоватом острове, приобретают систематический характер и записываются в специальные книги. Ныне этот пост является древнейшей гидрологической реликвией на территории Украины и Европы.
    5. Награды Фалеева. Его роль во взятии Очакова.

    В крымском архиве, фонде начальника канцелярии Потёмкина, Василия Степановича Попова (чей дом в поместье, знаменитый «замок Попова» в г. Васильевке, как и биография самого владельца, сейчас известны всем жителям Запорожья и области), хранится список кавалеров ордена Святого Владимира. Список Попова свидетельствует, что статский советник Фалеев удостоен ордена Святого Владимира IV степени. Однако этим орденом он был награждён дважды. Последний раз орден – уже III  степени – был получен за строительство судов гребной лиманской флотилии и в честь взятия Очакова. Находясь в лагере под Очаковым в июле 1788 г., светлейший князь спешит сообщить Фалееву о его награждении.
    Весной 1788 г. в Елисаветграде Потёмкин приказывает генерал-губернатору Новороссии приняться за строительство Днепровской флотилии, а генерал-губернатор даёт распоряжение Фалееву немедленно отправиться в г. Херсон для постройки 15 гребных запорожских лодок. Этим лодкам, как и запорожскому казацкому войску, светлейший придавал большое значение в сражениях с турками. Фалеев без промедления взялся за исполнение этой задачи и блестяще с ней справился в кратчайшие сроки. Обязательный купец тут же отписал своему поставщику Михаилу Шляхтину отыскать или изготовить по два якоря на каждую запорожскую «чайку». Спущенные на воду суда становятся основой днепровско-черноморской флотилии, необходимой для участия в готовившемся штурме турецкой крепости Джанкрименд (Очаков). После её взятия Михаил Леонтьевич 10 декабря 1789 г. и был удостоен ордена. Эта награда явилась признанием его вклада в победу русских войск. Было у Фалеева ещё одно очень высокое отличие – орден Святой Анны II степени.
    6. Основание Николаева – главное дело жизни Фалеева.

    Но делом жизни Фалеева стало строительство Николаева. Николаев был любимым детищем Потёмкина и Фалеева, их лебединой песнью. Не одну толстенную папку архивных документов составляет переписка Фалеева с Потёмкиным, купцами, подрядчиками по различным вопросам строительства города и верфи, которые хранятся в архивах Петербурга, Николаева и Херсона. В конце 1788 г. М. Л. Фалеев, осмотрев устье реки Ингула, нашёл его более удобным, чем Херсон, для постройки судов. Он первым приехал в эти места, чтобы выбрать площадку для строительства будущего города, ставшего впоследствии центром черноморских портов и флота. Главному помощнику Г. Потёмкина понравились крутые берега, две сливающиеся реки, глубокое устье Ингула, где он присмотрел место для строительства верфи. Так появились нынешний, самый старый в Николаеве судостроительный завод им. 61 коммунара, первые боевые корабли. Отсюда пошёл г. Николаев. 
    Начало деятельности по строительству верфи положил документ от 21 июля 1788 г., написанный Потёмкиным в лагере под Очаковом: «Предписываю вам заготовить на Ингуле елинги для построения по апробированному рисунку двух кораблей пятидесятишестипушечных». На Фалеева обрушилась масса дел, связанных с обустройством Николаева. Разнообразные обязанности свои он всегда исполнял с энергией и самоотверженностью. Под его руководством строились православная церковь, впоследствии преобразованная в Адмиралтейский собор, а также кадетский корпус, он организовал Спасо-Николаевский мужской монастырь, следил за строительством солдатских казарм, магазинов (складов), мастерских, кузниц, токарен, турецких бань, холодных купален, канатного и оружейного заводов, речных плашкоутов, мраморных бассейнов, водяных и адмиралтейских машин. Фалеев способствовал поискам источников питьевой воды, организовал насаждение в Николаеве и окрестных сёлах лесов, садов, виноградников, сеяние хлеба, развитие земледелия «на английский манер», разведение овощей.
    Спустя год, 29 августа 1789 г. Фалеев получит из Новых Дубоссар, где в то время стоял штаб Потёмкина, ордер, дающий название городу – Николаев. Написан он был за два дня до этого, 27 августа.
    В апреле 1792 г., побывав проездом в Николаеве, Василий Васильевич Каховский, екатеринославский генерал-губернатор, в одном из своих писем поделился впечатлениями от посещения города: «Мы (с Фалеевым и Мордвиновым) осмотрели весь город и окрестности оного. Строений кончено и начато много. Вода в колодезях хороша, а в фонтанах отменно хороша. Деревьев насажено много... Михаил Леонтьевич показывал нам всё сие будучи в восхищении. Признаюсь, что я пришёл в изумление, увидя столь много строений на том месте, где два года тому назад видел я два шалаша из камыша зделанных».
    О роли Фалеева в деле строительства Николаева, верфи и кораблей говорит обширная переписка его с Г. А. Потёмкиным и множество распоряжений князя. В Николаевском портовом архиве хранилось три тома переписки, среди которых только собственноручных, потёмкинских, было 185. Особенно много внимания уделил Михаил Леонтьевич постройке первого судна – фрегата «Святой Николай», от успешности которой зависело получение Николаевом статуса города. О спуске «Святого Николая» Фалеев рапортует Потёмкину 18 августа 1790 г.: «Во время спуска корабля, стёкшийся в великом множестве народ, кричал многократно "ура!", говоря при этом: "Слава Богу, что довелось нам дожить до того, что видим украшенные кораблями Ингул и Буг, неусыпным старанием Его Светлости, на которых прежде и лодок не было видно"». Чтобы понять, как велик был труд Фалеева и значение его для г. Николаева, нужно вспомнить, что в конце 1788 г. Михаил Леонтьевич приехал в пустынный край, а через четыре года его деятельности, в 1792 г., здесь были уже город, верфь, гавань и строился флот. Фалеев первым стал озеленять город, раздавал земли для разведения садов и огородов. Вызывает изумление грандиозное преобразование устья Бугского лимана, сделанное под его руководством: засыпав бывшую дельту, Фалеев превратил устье в широкий и глубокий проток.
    Создание верфи, рождение Николаева – вершина славных дел Михаила Фалеева. Жизнь отпустила первостроителю на это лишь четыре года, однако сделанное для города Фалеевым и его помощниками стоит десятилетий. С 1789 г. и до конца 1792-го благодаря им здесь появились четыре общественных здания, 158 частных домов, 209 хат-мазанок, 13 хлебных магазинов, 149 различных лавок и погребков. Поселившись сразу же при основании города на углу Никольской и Фалеевской улиц (современные названия), Фалеев уже не покидал его, вкладывая в строительство Николаева всю свою душу. В аттестате, вписанном в журнал Черноморского адмиралтейского правления, так сказано о М. Л. Фалееве: «Возлагаемые на него поручения Его Светлости... князем Григорием Александровичем Потёмкиным-Таврическим при самом начале нынешней войны, исполнял не только усердно, но и оказал важнейшую услугу отечеству в заведении гребного флота... вспомоществовавшего тогда Очакову; и наконец, в строении новых кораблей в Николаеве... Такое служение его г. Фалеева и поднятые им труды, ознаменовавшие ревность его к службе, усердие к пользам ея, и истинную приверженность к повелениям высшего начальства, обратили внимание и привлекли отличия к нему Его Светлости».
    Михаил Фалеев стал настоящим лоцманом нового города и вывел его на уровень корабельной столицы. Близость моря, его дыхание, гудки кораблей, развевающиеся на ветру ленточки матросских бескозырок придали Николаеву неповторимый романтический ореол, создали ту ауру, которая всегда притягивала и притягивает людей, хоть как-то соприкоснувшихся с морем, кораблями, морской службой.
    Найдя в Фалееве достойного помощника в освоении новых земель, князь Потёмкин в 1790 г., после спуска на воду первого на николаевской верфи корабля, представляет Михаила Леонтьевича к званию адмиралтейского обер-кригс-комиссара (фактически главного интенданта в звании генерала) для заведования всеми денежными средствами по судостроению Черноморского флота. Ни до него, ни после никто этого чина более не удостаивался.
    Об очень близких отношениях Фалеева с князем Г. А. Потёмкиным свидетельствует и тот факт, что в семье М. Л. Фалеева воспитывалась дочь светлейшего князя (в замужестве Калагеорги). В своём завещании Михаил Фалеев даже отписал воспитаннице 10 000 рублей в качестве приданого.
    7. Образ жизни Фалеева. Его портрет.

    Официально М. Л. Фалеев не был женат, он жил в гражданском браке с Авдотьей Васильевной Свиягиной, от которой у него родился сын Александр. 
    До нас дошло только одно изображение Михаила Леонтьевича Фалеева, хранившееся у директора Одесского лицея Н. Н. Мурзакевича. Существуют варианты, но гравированы они явно с одного оригинала. Оригинал – живописный портрет – пока не найден, хотя его поиском серьёзно никто и не занимался. На сохранившемся изображении Михаила Леонтьевича можно видеть с одним из орденов Святого Владимира – с лентой на шее. По законам того времени, при получении ордена более высокой степени предыдущая степень сдавалась или просто не носилась. На портрете Михаил Фалеев изображён с Владимиром III степени, которого он был удостоен в декабре 1789 г. Значит, портрет был написан не ранее 1790 г., то есть за два с небольшим года до смерти Фалеева. 
    О внешности Михаила Леонтьевича могут рассказать не только его портреты, но и воспоминания людей, видевших и знавших его. Интересны воспоминания немецкого доктора Эрнеста Вильгельма Дримпельмана, работавшего в Витовском госпитале в 1788 г. Вот как он описывает свой приезд в Витовку: «...я отправился к бригадиру Фалееву, дом которого мне пришлось искать недолго, потому что он отличался от прочих стенами, выкрашенными красною краской, и черепичною крышею. В бригадире я нашёл дородного мужчину, одетого в зелёный камчатый халат, в голубой атласной, обшитой чёрною каймою шапочке, на верхушке которой блестела серебряная, весом в несколько лотов кисть. Бригадир вооружён был длинною трубкою и занимался чаепитием, сидя на софе».
    8. Завещание и смерть Михаила Фалеева.

    Утром 4 октября 1791 г., когда смертельно больной Потёмкин отправился в свой последний путь из Ясс в Николаев, в одной из карет, вместе с докторами и сопровождающими князя лицами, ехал и Михаил Леонтьевич. Фалеев был свидетелем кончины светлейшего, последовавшей прямо в степи близ большой горы в 40 верстах от Ясс, он перенёс сильнейшее потрясение. Понимая, что лишился своего главного покровителя и защитника, Фалеев в декабре того же года обращается в Черноморское адмиралтейское правление с просьбой о выдаче ему аттестата о его заслугах перед Черноморским флотом. В аттестате отмечались большие заслуги Михаила Леонтьевича в деле заведения гребного флота, строительства кораблей в Николаеве, самой верфи и порта и подчёркивалось, что снабжал он Адмиралтейство лесами из собственных своих деревень – в такое время, когда была в них крайняя нужда.
    Смерть Потёмкина наверняка ускорила кончину Фалеева. Пережил он князя всего на один год. В составленном в 1790 г. завещании он говорит о приближении болезненной старости – хотя было ему тогда лет пятьдесят, не больше. Всё своё наследство Михаил Фалеев оставил городу, немногочисленным родным (своему сыну, его матери, племянницам Наталье Петровне Веригиной и Татьяне Петровне фон Лау, урождённым Фалеевым), друзьям и сослуживцам. По завещанию на его деньги в селениях Вольном, Бахмуте и Гжатской пристани построены каменные церкви. Согласно его воле, без выкупа были отпущены на волю все его крепостные – и это почти за 80 лет до отмены крепостного права! Заканчивается завещание словами: «Со всех тех, кои должны мне по векселям и щетам, не взыскивать денег, по смерти моей возвратить им векселя и щёты уничтожить». Так им были прощены все должники. 
    9. Несправедливость потомков. Сплетни, уничтожение могилы.

    Вместе со своим покровителем Фалеев разделит и участь надругания над своим прахом и могилой. А часть тех сплетен, наговоров и анекдотов, что достались Потёмкину, пали и на его имя. Современники считали его знаменитым по бесчисленному богатству и миллионному капиталу: «...богатейшего человека почти нигде не было из числа российского купечества», – а в Николаеве он жил в пригороде – Витовке (позже переименованной в Богоявленск), в небольшом бревенчатом доме, покрытом дранкой, на углу той улицы, которая сейчас носит его имя. О Фалееве, как и о Потёмкине, распускались различные слухи, распространялись анекдоты. Андрей Болотов в своей книге приводит две такие истории. В одной из них Фалеев показан казнокрадом в деле поставки армии сена, а в другой рассказано о том, как в имении Фалеева пахали на рекрутах вместо волов. Анекдоты очень злые. Только если посмотреть завещание Михаила Леонтьевича, составленное в феврале 1790 г., то миллионов в нём не значится. И если отбросить мелочные уколы и сплетни и судить по делам, оставленным в наследство потомкам, то нетрудно убедиться, что сделал М. Л. Фалеев немало хорошего.
    Его похоронили возле алтарной стены строящегося собора Григория Великой Армении (позднее – Адмиралтейский собор) – это место захоронения наиболее почётных граждан города. Над могилой воздвигли скромный памятник с медной доской, на которой выгравировано: «Обер-штер-кригс-комиссар флота бригадир и кавалер Михаил Леонтьевич Фалеев – муж чести и добра, ревностный помощник князя Потёмкина-Таврического в деле образования Черноморского флота. Скончался 18 ноября 1792 года в 6 часу пополудни, после 10-дневной болезни». 
    В конце октября 1936 г. на площади возле бывшего Адмиралтейского собора, у могилы Михаила Леонтьевича Фалеева, собрались представители комиссии, которой Николаевский горсовет поручил снести памятник и вскрыть могилу: от художественно-исторического музея – Барцевич, от горфинотдела – Фаермарк, от комхоза – Побеляцкий, от НКВД – Берловский. По их команде рабочие разобрали изящный, пирамидальной формы обелиск (памятник, выстроенный на общественные деньги), камни которого свезли во двор музея. После демонтажа фундамента могилы открылась площадка, на которой находился вход в склеп. По каменной лестнице члены комиссии спустились в подземное помещение довольно значительных размеров. В одном из углов стояло андреевское знамя, в другом — российское государственное, трёхцветное. Между ними была приставлена крышка гроба из дубовой доски. В центре склепа на беломраморном постаменте под чёрным бархатным покрывалом возвышался большой деревянный гроб, внутри которого находился ещё один – цинковый. В ногах лежали треуголка и скрещённые морской палаш и парадная офицерская шпага. 
    Прибывшие специалисты срезали крышку оцинкованного гроба. Останки Фалеева лежали – ввиду отсутствия воздуха – полностью сохраняя форму. Запаянный гроб упрощённо представлял собой консервацию, и покойник выглядел как живой: с лицом желтоватого цвета, с волосами на голове, усах и малой бородке, чуть тронутыми сединой, в парадном золотого шитья мундире офицера военно-морских сил России ХVIII века, на шее – в лентах три креста орденов, а на груди в вертикальный ряд – их звёзды. В сложенных руках – огарок недогоревшей свечи. Когда снимали орден, мундир на трупе стал разрушаться: ткань истлела и осыпалась. Представитель НКВД Берловский сразу же изломал древка, разорвал истлевшую ткань знамён, а треуголку выбросил наружу.
    Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваПосле снятия орденов и других ценностей гроб закрыли и, уже не запаивая, обвязали проволокой и на подводе отправили на городское кладбище, где он был установлен в семейном склепе семьи Аркас (НКМ, арх. Каминского Ф.Т., «Акт о вскрытии могилы Фалеева». В акте указано, что ценностей не обнаружено). Сам склеп – место вечного уединения первостроителя Николаева – был взорван, завален камнями и замощён гранитным булыжником. А во всех официальных актах и протоколах николаевских горисполкома и НКВД значилось имя покойника с обязательной припиской: «царский сатрап». Бронзовая табличка с полным текстом надписи на могиле была снята с памятника на могиле Фалеева ещё в 1920-е годы и чудом сохранилась в фондах Николаевского краеведческого музея.
    10. Восстановление памяти о Фалееве.

    Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваХоть неблагодарные потомки, надругавшись над прахом и могилой Михаила Фалеева, записало его в «царские сатрапы», важно то, что наше, новое поколение, знающее историю родного города, с признательностью и уважением относятся к памяти этого великого и благородного человека – созидателя г. Николаева. Как доказательство тому – название одной из центральных улиц Николаева и памятник Михаилу Фалееву на центральном бульваре города – Флотском, где сейчас расположен и музей судостроения и флота. 
    Сохранилась книжечка, вышедшая в Николаеве в 1864 г. – «Михаил Леонтьевич Фалеев, или начало города Николаева», небольшая брошюрка в тёмно-розовой мягкой обложке с одним из вариантов портрета, гравированного Бабичевым. Почти все страницы этой «книжки для детей» посвящены Потёмкину, биография которого и без того более-менее известна. Анонимный автор, к сожалению, не смог сообщить нам ничего нового или существенного ни о ранней истории г. Николаева, ни о жизни и деятельности Фалеева. Но ценна эта брошюра самим фактом обращения к личности основателя и строителя города. В этой анонимной биографии Фалеева о нём написано следующее: «Бригадир Михаил Леонтьевич Фалеев – ревностный помощник князя Потёмкина-Таврического, верный и деятельный исполнитель его приказаний, искусный строитель судов, правдивый подрядчик, хороший садовник и архитектор, отличный хозяин и знаток во всех предметах, добрый сердцем, по преданию – особенно заботившийся о рекрутах и великодушный до того, что, подобно князю Таврическому, жертвовал для создаваемого им флота не только своими талантами, но и деньгами».
    Более обширные исследования биографии М. Л. Фалеева проведены уже в наше время известным краеведом Натальей Кухар-Онышко и профессором Ю. С. Крючковым. 
    Со смертью Потёмкина и Фалеева – этих двух патриархов – жизнь и развитие Николаева стали медленно чахнуть, и лишь в начале XIX века, с приходом к власти И. И. Траверсе и А. С. Грейга, город и судостроение вновь ожили.
    Но городу, как и человеку, суждено всё пережить: и взлёты, и падения, и славу, и глухое безвременье. После распада СССР потускнел ореол корабельной столицы, разбежались кто куда корабельных дел мастера, стихла музыка флотских оркестров, и молодое поколение стало с удивлением спрашивать: «А откуда взялся в нашем городе Дом офицеров флота?». Стало призабываться и имя Фалеева, остались без надлежащего присмотра места, связанные с его памятью. Дом его в Херсоне – двухэтажный особняк с цокольным этажом на углу улиц Краснофлотской и Октябрьской революции, который не пострадал даже при немецкой оккупации, – сегодня просто напросто брошен. Дома Михаила Фалеева в Николаеве вообще не сохранилось.
    Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваСейчас память о Николаеве как городе былой славы помогает сберегать Николаевское Морское Собрание. Ни одно событие, связанное с историей Николаева, морскими и корабельными традициями, не остаётся вне его поля зрения. Чествование памяти легендарных адмиралов, составивших славу и честь Черноморского флота, празднование юбилея подводного флота, других памятных исторических дат и человеческих судеб – всё это продумывается и организовывается со знанием дела, с душой и любовью. 18 ноября 2009 г. возле памятника Михаилу Фалееву состоялся митинг, организованный Николаевским Морским собранием. Отдать дань светлой памяти Михаила Леонтьевича Фалеева, скончавшегося ровно 215 лет тому назад, возложить цветы к подножию памятника, помянуть основателя города просто, по-человечески, как своего современника, пришли представители власти, городского совета, общественности, историки-краеведы. Как раз в момент, когда начали произносить речи о покойном основателе Николаева, от реки Ингул донеслось несколько мощных гудков проходящей баржи, которую выводили после ремонта из акватории судостроительного завода имени 61 коммунара. Возможно, это совпадение, не запланированное по сценарию. Но гудки сходящих со стапелей судов на этом предприятии в последнее время звучат очень редко. Баржа, проходящая мимо крутого берега, с которого смотрит вслед уходящим судам застывшая фигура основателя судостроения в Николаеве, прогудела в его честь. Именно эта верфь в устье реки Ингул была первой, построенной в Николаеве под руководством Фалеева. Об этом и многом другом вспомнили на митинге председатель Морского собрания Анатолий Сикваров, секретарь городского совета Владимир Коренюгин, краевед-экскурсовод Светлана Бойчук и др. 
    Михаил Леонтьевич Фалеев хоть и оставался незаметным на фоне своего высокого покровителя, великого князя Григория Потёмкина-Таврического, но, являясь его единомышленником и ревностным помощником, как незаурядный человек сумел оставить вечный след в истории Российской империи и до сих пор является почётным гражданином Николаева и Херсона. Проследив его кипучую деятельность на благо Отечества, можно с уверенностью утверждать, что имя этого человека достойно находиться в анналах истории. Пока мы будем чтить память о таких знаменитых людях, пока мы будем выполнять их заветы, наша страна будет жить.
    По материалам:
    Елены Лищенко
    Александра Скорохода
    Натальи Кухар-Онышко
    Александра Ткачука
    Людмилы Костюк
    Екатерины Наточа

    Автор: Светлана Скорик



    Похожие новости
  • Акция памяти Пушкина в Украине
  • Харитоненко: промышленник и меценат
  • Подвиг нашего земляка


  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Новые статьи
Книги

Михаил Фалеев – основатель г. Николаева

Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваЖизнь и деятельность Михаила Леонтьевича Фалеева, почётного гражданина Николаева и Херсона. Полная биография.


(ок.1730, Курск  – † 18 ноября 1792, Николаев)
1. Происхождение и личность Михаила Леонтьевича Фалеева.

Имя этого человека знакомо многим николаевцам и херсонцам, в г. Николаеве есть даже улица Фалеевская. Но много ли мы знаем о нём? Родился в Курске в купеческой семье, около 1730-го г. К сожалению, по сей день точно неизвестны ни дата, ни место его рождения. В некоторых источниках его называют «бывшим кременчугским купцом». Но это не говорит о месте рождения, а лишь указывает на то, что Михаил Фалеев был приписан к купеческой гильдии г. Кременчуга, в котором прожил немало лет. Называют в источниках и другое место. Историк Дмитрий Эварницкий в книге «История села Фалеевки-Садовой» пишет: «По происхождению он был купец из города Елисаветграда (ныне – Кировоград) Херсонской губернии». Сведения эти автор получил в семье Комстадиусов, родоначальник которой, Федор Савельевич Комстадиус (его сын Август Федорович был позднее гражданским губернатором Херсона), был знаком с Фалеевым и получил от него в наследство Ингульскую дачу (село Фалеевка-Садовая, сейчас село Садовое Белозерского района Херсонской обл.).
Кем был Фалеев Михаил Леонтьевич? Попытаемся по незначительным упоминаниям, которые сохранили для нас документы и литература, воссоздать и прочесть страницы жизни этого «первого николаевского гражданина», как назвал его в своей книге автор исторического очерка о г. Николаеве Григорий Николаевич Ге. 
Фалеев был личностью выдающейся благодаря удивительным поступкам и деяниям. Крупный промышленник, купец, владелец фабрик и кораблей, осуществивший большую часть – иногда самых фантастических – проектов своего покровителя Потёмкина, фаворита императрицы Екатерины II. Они познакомились в Москве. Влияние такой личности, как Григорий Потёмкин, навсегда изменило Фалеева. Несмотря на то, что они происходили из разных социальных слоёв, имели разный статус, это не помешало светлейшему князю по достоинству оценить нового знакомого. Потёмкин был неплохим психологом и уже при первом знакомстве мог примечать и выдвигать на разные посты людей талантливых – одержимых, как и он сам, грандиозными замыслами, умевших направлять свою энергию и силы на государственные дела во благо империи. При различии в происхождении и общественном положении у Потёмкина и Фалеева было много общего в характерах. Они даже внешне были чем-то похожи.
В своих исследованиях историк Дмитрий Эварницкий так охарактеризовал Михаила Фалеева: «Это был один из деятельных, энергичных и умнейших сотрудников князя Потёмкина, умевший всегда угодить светлейшему, вовремя "уклониться" от его частых вспышек гнева и крайней нетерпеливости и потому всегда пользовавшийся громадным доверием».
2. Фалеевские обводные каналы.

Во время русско-турецкой войны 1768–1774 гг. Михаил Фалеев – главный поставщик южной армии Григория Потёмкина. Желая проверить своего сотрудника на «прочность», за одним из застолий князь сказал: «А что, Фалеев, слабо расчистить днепровские пороги для проводки грузов с верховья в Херсон?». Будучи купцом, Фалеев прекрасно понимал несбыточность этой – в то время утопической – затеи, но понимал он и неоценимое значение водного пути по Днепру для торговли и стратегических нужд державы. Михаил Леонтьевич решил строить обводные каналы со шлюзами вокруг порогов и таким образом обеспечить торговый путь по Днепру от Киева до моря. В начале 1779 г., используя собственные средства, Фалеев взялся за расчистку самого опасного участка – Ненасытецкого порога. Титанический труд не имел далеко идущих последствий. Борьба Фалеева с порогами была неравной, усмирить их окончательно удалось только полтора столетия спустя. Можно только представить, с какими трудностями столкнулся Михаил Леонтьевич и сколько личных денег вложил в строительство обводного канала. Взявшись за эту работу, Фалеев фактически бросил вызов судьбе, но всё же смог победить бурную стихию. В 1783 г. пробралась-таки барка с железом из Брянска в Херсон, а позже ещё одна – с провиантом. Восхищённый Потёмкин только руками развёл: такой напористости и дерзости в исполнении своих желаний он не видел ни у кого из подчинённых. Князь наградил Михаила Фалеева именной золотой медалью, возвёл в дворянское достоинство и приблизил в первый круг своего окружения. Герб Фалеева внесён в Часть 1 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 113.
3. Значение Фалеева для Херсона.

Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваМихаил Фалеев быстро поднимается по служебной лестнице: после штатского чина он получает военный. В 1781 году он – майор, через два года – премьер-майор, а к 1785 г. получает чин подполковника. В этот период он продолжает купечествовать, поставляя в адмиралтейства Херсона и Севастополя лес, уголь, такелаж, артиллерию и провиант. 
В Херсоне Михаил Леонтьевич появился, видимо, с самого основания города, приблизительно в 1780 г. Зная желание своего покровителя сделать город Южной Пальмирой, он возводит дом на углу Богородицкой и Ришельевской. Этот особняк, в котором поселился Михаил Фалеев, был одним из первых домов в Херсоне. Отсюда до адмиралтейства – рукой подать. А там у него много дел – на военной верфи Михаил Леонтьевич строит за свой счёт корабли и потом продаёт их казне.
Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваФалеев был первым отечественным инвестором военного судостроения Российской империи. Известно, что уже в 1871 г. Михаил Леонтьевич построил в Херсоне первое торговое судно «Борисфен» (древнее название Днепра).  Строитель Херсона Иван Абрамович Ганнибал в 1781 г. докладывал генерал-губернатору Новороссии о спуске торгового судна «Борисфен», построенного из «лесов и протчих материалов, равно как и мастеровыми собственным коштом господина майора Фалеева». Кроме развития военного судостроения, предприимчивый офицер уделяет внимание и внешней морской торговле в Херсоне. Его суда уже тогда ходили далеко за Гибралтар и достигали берегов Америки. По инициативе Фалеева и при его финансовой поддержке в Херсоне было начато строительство морского порта. Кстати, именно Фалеев первый предложил решить проблему мелководья и для Херсона, построив канал к городу. Его идея была осуществлена, но через сто лет после его смерти. И сейчас порт существует благодаря этому каналу.
4. Фалеев – основатель лоцманской службы в Новороссии.

Знание коварных каменистых мест на Днепре оказало Михаилу Леонтьевичу большую услугу. В 1787 г., во время поездки Екатерины II в южные провинции своей империи, Фалеев участвует в проводке 80 судов императорской флотилии через опасные скалистые пороги в Херсон. Он лично провёл по кипящей стремнине первый байдак. Находясь в первой лодке, Фалеев направлял путь всего каравана. При поездке в Крым были составлены списки достойных, которых Потёмкин просил наградить орденом Владимира (орден был учрежден в 1782 г. для награждения отличившихся на государственной службе). В списках значился и подполковник Фалеев «из дворян доказывающих опытами о устройстве населённых мест, о размножении земледелия и торговли». Среди прочих заслуг попал он в эти списки ещё и за то, что провёл через Днепровские пороги караван судов и лодок, на которых находилась императрица вместе с двором и иностранными посланниками. 
После этого знаменитого путешествия Екатерины II по распоряжению её фаворита князя Потёмкина в приднепровском селе Каменка была организована первая лоцманская община, возглавлять которую было поручено полковнику Фалееву. В июне 1787-го светлейший князь в одном из своих писем сообщает: «Кинбурнского драгунского полку подполковник Михаил Леонтьевич Фалеев сего июня 10 дня высочайшим имяным указом пожалован в полковники и повелено определить его к наблюдению за пропуском судов через днепровские пороги». Вручая Фалееву патент полковника, князь возводит его в небывалую должность – директор Днепровских порогов! Благодаря организаторским способностям Михаила Леонтьевича лоцманская организация численно увеличилась и окрепла. С этого времени наблюдения на водомерном посту, расположенном на Каменоватом острове, приобретают систематический характер и записываются в специальные книги. Ныне этот пост является древнейшей гидрологической реликвией на территории Украины и Европы.
5. Награды Фалеева. Его роль во взятии Очакова.

В крымском архиве, фонде начальника канцелярии Потёмкина, Василия Степановича Попова (чей дом в поместье, знаменитый «замок Попова» в г. Васильевке, как и биография самого владельца, сейчас известны всем жителям Запорожья и области), хранится список кавалеров ордена Святого Владимира. Список Попова свидетельствует, что статский советник Фалеев удостоен ордена Святого Владимира IV степени. Однако этим орденом он был награждён дважды. Последний раз орден – уже III  степени – был получен за строительство судов гребной лиманской флотилии и в честь взятия Очакова. Находясь в лагере под Очаковым в июле 1788 г., светлейший князь спешит сообщить Фалееву о его награждении.
Весной 1788 г. в Елисаветграде Потёмкин приказывает генерал-губернатору Новороссии приняться за строительство Днепровской флотилии, а генерал-губернатор даёт распоряжение Фалееву немедленно отправиться в г. Херсон для постройки 15 гребных запорожских лодок. Этим лодкам, как и запорожскому казацкому войску, светлейший придавал большое значение в сражениях с турками. Фалеев без промедления взялся за исполнение этой задачи и блестяще с ней справился в кратчайшие сроки. Обязательный купец тут же отписал своему поставщику Михаилу Шляхтину отыскать или изготовить по два якоря на каждую запорожскую «чайку». Спущенные на воду суда становятся основой днепровско-черноморской флотилии, необходимой для участия в готовившемся штурме турецкой крепости Джанкрименд (Очаков). После её взятия Михаил Леонтьевич 10 декабря 1789 г. и был удостоен ордена. Эта награда явилась признанием его вклада в победу русских войск. Было у Фалеева ещё одно очень высокое отличие – орден Святой Анны II степени.
6. Основание Николаева – главное дело жизни Фалеева.

Но делом жизни Фалеева стало строительство Николаева. Николаев был любимым детищем Потёмкина и Фалеева, их лебединой песнью. Не одну толстенную папку архивных документов составляет переписка Фалеева с Потёмкиным, купцами, подрядчиками по различным вопросам строительства города и верфи, которые хранятся в архивах Петербурга, Николаева и Херсона. В конце 1788 г. М. Л. Фалеев, осмотрев устье реки Ингула, нашёл его более удобным, чем Херсон, для постройки судов. Он первым приехал в эти места, чтобы выбрать площадку для строительства будущего города, ставшего впоследствии центром черноморских портов и флота. Главному помощнику Г. Потёмкина понравились крутые берега, две сливающиеся реки, глубокое устье Ингула, где он присмотрел место для строительства верфи. Так появились нынешний, самый старый в Николаеве судостроительный завод им. 61 коммунара, первые боевые корабли. Отсюда пошёл г. Николаев. 
Начало деятельности по строительству верфи положил документ от 21 июля 1788 г., написанный Потёмкиным в лагере под Очаковом: «Предписываю вам заготовить на Ингуле елинги для построения по апробированному рисунку двух кораблей пятидесятишестипушечных». На Фалеева обрушилась масса дел, связанных с обустройством Николаева. Разнообразные обязанности свои он всегда исполнял с энергией и самоотверженностью. Под его руководством строились православная церковь, впоследствии преобразованная в Адмиралтейский собор, а также кадетский корпус, он организовал Спасо-Николаевский мужской монастырь, следил за строительством солдатских казарм, магазинов (складов), мастерских, кузниц, токарен, турецких бань, холодных купален, канатного и оружейного заводов, речных плашкоутов, мраморных бассейнов, водяных и адмиралтейских машин. Фалеев способствовал поискам источников питьевой воды, организовал насаждение в Николаеве и окрестных сёлах лесов, садов, виноградников, сеяние хлеба, развитие земледелия «на английский манер», разведение овощей.
Спустя год, 29 августа 1789 г. Фалеев получит из Новых Дубоссар, где в то время стоял штаб Потёмкина, ордер, дающий название городу – Николаев. Написан он был за два дня до этого, 27 августа.
В апреле 1792 г., побывав проездом в Николаеве, Василий Васильевич Каховский, екатеринославский генерал-губернатор, в одном из своих писем поделился впечатлениями от посещения города: «Мы (с Фалеевым и Мордвиновым) осмотрели весь город и окрестности оного. Строений кончено и начато много. Вода в колодезях хороша, а в фонтанах отменно хороша. Деревьев насажено много... Михаил Леонтьевич показывал нам всё сие будучи в восхищении. Признаюсь, что я пришёл в изумление, увидя столь много строений на том месте, где два года тому назад видел я два шалаша из камыша зделанных».
О роли Фалеева в деле строительства Николаева, верфи и кораблей говорит обширная переписка его с Г. А. Потёмкиным и множество распоряжений князя. В Николаевском портовом архиве хранилось три тома переписки, среди которых только собственноручных, потёмкинских, было 185. Особенно много внимания уделил Михаил Леонтьевич постройке первого судна – фрегата «Святой Николай», от успешности которой зависело получение Николаевом статуса города. О спуске «Святого Николая» Фалеев рапортует Потёмкину 18 августа 1790 г.: «Во время спуска корабля, стёкшийся в великом множестве народ, кричал многократно "ура!", говоря при этом: "Слава Богу, что довелось нам дожить до того, что видим украшенные кораблями Ингул и Буг, неусыпным старанием Его Светлости, на которых прежде и лодок не было видно"». Чтобы понять, как велик был труд Фалеева и значение его для г. Николаева, нужно вспомнить, что в конце 1788 г. Михаил Леонтьевич приехал в пустынный край, а через четыре года его деятельности, в 1792 г., здесь были уже город, верфь, гавань и строился флот. Фалеев первым стал озеленять город, раздавал земли для разведения садов и огородов. Вызывает изумление грандиозное преобразование устья Бугского лимана, сделанное под его руководством: засыпав бывшую дельту, Фалеев превратил устье в широкий и глубокий проток.
Создание верфи, рождение Николаева – вершина славных дел Михаила Фалеева. Жизнь отпустила первостроителю на это лишь четыре года, однако сделанное для города Фалеевым и его помощниками стоит десятилетий. С 1789 г. и до конца 1792-го благодаря им здесь появились четыре общественных здания, 158 частных домов, 209 хат-мазанок, 13 хлебных магазинов, 149 различных лавок и погребков. Поселившись сразу же при основании города на углу Никольской и Фалеевской улиц (современные названия), Фалеев уже не покидал его, вкладывая в строительство Николаева всю свою душу. В аттестате, вписанном в журнал Черноморского адмиралтейского правления, так сказано о М. Л. Фалееве: «Возлагаемые на него поручения Его Светлости... князем Григорием Александровичем Потёмкиным-Таврическим при самом начале нынешней войны, исполнял не только усердно, но и оказал важнейшую услугу отечеству в заведении гребного флота... вспомоществовавшего тогда Очакову; и наконец, в строении новых кораблей в Николаеве... Такое служение его г. Фалеева и поднятые им труды, ознаменовавшие ревность его к службе, усердие к пользам ея, и истинную приверженность к повелениям высшего начальства, обратили внимание и привлекли отличия к нему Его Светлости».
Михаил Фалеев стал настоящим лоцманом нового города и вывел его на уровень корабельной столицы. Близость моря, его дыхание, гудки кораблей, развевающиеся на ветру ленточки матросских бескозырок придали Николаеву неповторимый романтический ореол, создали ту ауру, которая всегда притягивала и притягивает людей, хоть как-то соприкоснувшихся с морем, кораблями, морской службой.
Найдя в Фалееве достойного помощника в освоении новых земель, князь Потёмкин в 1790 г., после спуска на воду первого на николаевской верфи корабля, представляет Михаила Леонтьевича к званию адмиралтейского обер-кригс-комиссара (фактически главного интенданта в звании генерала) для заведования всеми денежными средствами по судостроению Черноморского флота. Ни до него, ни после никто этого чина более не удостаивался.
Об очень близких отношениях Фалеева с князем Г. А. Потёмкиным свидетельствует и тот факт, что в семье М. Л. Фалеева воспитывалась дочь светлейшего князя (в замужестве Калагеорги). В своём завещании Михаил Фалеев даже отписал воспитаннице 10 000 рублей в качестве приданого.
7. Образ жизни Фалеева. Его портрет.

Официально М. Л. Фалеев не был женат, он жил в гражданском браке с Авдотьей Васильевной Свиягиной, от которой у него родился сын Александр. 
До нас дошло только одно изображение Михаила Леонтьевича Фалеева, хранившееся у директора Одесского лицея Н. Н. Мурзакевича. Существуют варианты, но гравированы они явно с одного оригинала. Оригинал – живописный портрет – пока не найден, хотя его поиском серьёзно никто и не занимался. На сохранившемся изображении Михаила Леонтьевича можно видеть с одним из орденов Святого Владимира – с лентой на шее. По законам того времени, при получении ордена более высокой степени предыдущая степень сдавалась или просто не носилась. На портрете Михаил Фалеев изображён с Владимиром III степени, которого он был удостоен в декабре 1789 г. Значит, портрет был написан не ранее 1790 г., то есть за два с небольшим года до смерти Фалеева. 
О внешности Михаила Леонтьевича могут рассказать не только его портреты, но и воспоминания людей, видевших и знавших его. Интересны воспоминания немецкого доктора Эрнеста Вильгельма Дримпельмана, работавшего в Витовском госпитале в 1788 г. Вот как он описывает свой приезд в Витовку: «...я отправился к бригадиру Фалееву, дом которого мне пришлось искать недолго, потому что он отличался от прочих стенами, выкрашенными красною краской, и черепичною крышею. В бригадире я нашёл дородного мужчину, одетого в зелёный камчатый халат, в голубой атласной, обшитой чёрною каймою шапочке, на верхушке которой блестела серебряная, весом в несколько лотов кисть. Бригадир вооружён был длинною трубкою и занимался чаепитием, сидя на софе».
8. Завещание и смерть Михаила Фалеева.

Утром 4 октября 1791 г., когда смертельно больной Потёмкин отправился в свой последний путь из Ясс в Николаев, в одной из карет, вместе с докторами и сопровождающими князя лицами, ехал и Михаил Леонтьевич. Фалеев был свидетелем кончины светлейшего, последовавшей прямо в степи близ большой горы в 40 верстах от Ясс, он перенёс сильнейшее потрясение. Понимая, что лишился своего главного покровителя и защитника, Фалеев в декабре того же года обращается в Черноморское адмиралтейское правление с просьбой о выдаче ему аттестата о его заслугах перед Черноморским флотом. В аттестате отмечались большие заслуги Михаила Леонтьевича в деле заведения гребного флота, строительства кораблей в Николаеве, самой верфи и порта и подчёркивалось, что снабжал он Адмиралтейство лесами из собственных своих деревень – в такое время, когда была в них крайняя нужда.
Смерть Потёмкина наверняка ускорила кончину Фалеева. Пережил он князя всего на один год. В составленном в 1790 г. завещании он говорит о приближении болезненной старости – хотя было ему тогда лет пятьдесят, не больше. Всё своё наследство Михаил Фалеев оставил городу, немногочисленным родным (своему сыну, его матери, племянницам Наталье Петровне Веригиной и Татьяне Петровне фон Лау, урождённым Фалеевым), друзьям и сослуживцам. По завещанию на его деньги в селениях Вольном, Бахмуте и Гжатской пристани построены каменные церкви. Согласно его воле, без выкупа были отпущены на волю все его крепостные – и это почти за 80 лет до отмены крепостного права! Заканчивается завещание словами: «Со всех тех, кои должны мне по векселям и щетам, не взыскивать денег, по смерти моей возвратить им векселя и щёты уничтожить». Так им были прощены все должники. 
9. Несправедливость потомков. Сплетни, уничтожение могилы.

Вместе со своим покровителем Фалеев разделит и участь надругания над своим прахом и могилой. А часть тех сплетен, наговоров и анекдотов, что достались Потёмкину, пали и на его имя. Современники считали его знаменитым по бесчисленному богатству и миллионному капиталу: «...богатейшего человека почти нигде не было из числа российского купечества», – а в Николаеве он жил в пригороде – Витовке (позже переименованной в Богоявленск), в небольшом бревенчатом доме, покрытом дранкой, на углу той улицы, которая сейчас носит его имя. О Фалееве, как и о Потёмкине, распускались различные слухи, распространялись анекдоты. Андрей Болотов в своей книге приводит две такие истории. В одной из них Фалеев показан казнокрадом в деле поставки армии сена, а в другой рассказано о том, как в имении Фалеева пахали на рекрутах вместо волов. Анекдоты очень злые. Только если посмотреть завещание Михаила Леонтьевича, составленное в феврале 1790 г., то миллионов в нём не значится. И если отбросить мелочные уколы и сплетни и судить по делам, оставленным в наследство потомкам, то нетрудно убедиться, что сделал М. Л. Фалеев немало хорошего.
Его похоронили возле алтарной стены строящегося собора Григория Великой Армении (позднее – Адмиралтейский собор) – это место захоронения наиболее почётных граждан города. Над могилой воздвигли скромный памятник с медной доской, на которой выгравировано: «Обер-штер-кригс-комиссар флота бригадир и кавалер Михаил Леонтьевич Фалеев – муж чести и добра, ревностный помощник князя Потёмкина-Таврического в деле образования Черноморского флота. Скончался 18 ноября 1792 года в 6 часу пополудни, после 10-дневной болезни». 
В конце октября 1936 г. на площади возле бывшего Адмиралтейского собора, у могилы Михаила Леонтьевича Фалеева, собрались представители комиссии, которой Николаевский горсовет поручил снести памятник и вскрыть могилу: от художественно-исторического музея – Барцевич, от горфинотдела – Фаермарк, от комхоза – Побеляцкий, от НКВД – Берловский. По их команде рабочие разобрали изящный, пирамидальной формы обелиск (памятник, выстроенный на общественные деньги), камни которого свезли во двор музея. После демонтажа фундамента могилы открылась площадка, на которой находился вход в склеп. По каменной лестнице члены комиссии спустились в подземное помещение довольно значительных размеров. В одном из углов стояло андреевское знамя, в другом — российское государственное, трёхцветное. Между ними была приставлена крышка гроба из дубовой доски. В центре склепа на беломраморном постаменте под чёрным бархатным покрывалом возвышался большой деревянный гроб, внутри которого находился ещё один – цинковый. В ногах лежали треуголка и скрещённые морской палаш и парадная офицерская шпага. 
Прибывшие специалисты срезали крышку оцинкованного гроба. Останки Фалеева лежали – ввиду отсутствия воздуха – полностью сохраняя форму. Запаянный гроб упрощённо представлял собой консервацию, и покойник выглядел как живой: с лицом желтоватого цвета, с волосами на голове, усах и малой бородке, чуть тронутыми сединой, в парадном золотого шитья мундире офицера военно-морских сил России ХVIII века, на шее – в лентах три креста орденов, а на груди в вертикальный ряд – их звёзды. В сложенных руках – огарок недогоревшей свечи. Когда снимали орден, мундир на трупе стал разрушаться: ткань истлела и осыпалась. Представитель НКВД Берловский сразу же изломал древка, разорвал истлевшую ткань знамён, а треуголку выбросил наружу.
Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваПосле снятия орденов и других ценностей гроб закрыли и, уже не запаивая, обвязали проволокой и на подводе отправили на городское кладбище, где он был установлен в семейном склепе семьи Аркас (НКМ, арх. Каминского Ф.Т., «Акт о вскрытии могилы Фалеева». В акте указано, что ценностей не обнаружено). Сам склеп – место вечного уединения первостроителя Николаева – был взорван, завален камнями и замощён гранитным булыжником. А во всех официальных актах и протоколах николаевских горисполкома и НКВД значилось имя покойника с обязательной припиской: «царский сатрап». Бронзовая табличка с полным текстом надписи на могиле была снята с памятника на могиле Фалеева ещё в 1920-е годы и чудом сохранилась в фондах Николаевского краеведческого музея.
10. Восстановление памяти о Фалееве.

Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваХоть неблагодарные потомки, надругавшись над прахом и могилой Михаила Фалеева, записало его в «царские сатрапы», важно то, что наше, новое поколение, знающее историю родного города, с признательностью и уважением относятся к памяти этого великого и благородного человека – созидателя г. Николаева. Как доказательство тому – название одной из центральных улиц Николаева и памятник Михаилу Фалееву на центральном бульваре города – Флотском, где сейчас расположен и музей судостроения и флота. 
Сохранилась книжечка, вышедшая в Николаеве в 1864 г. – «Михаил Леонтьевич Фалеев, или начало города Николаева», небольшая брошюрка в тёмно-розовой мягкой обложке с одним из вариантов портрета, гравированного Бабичевым. Почти все страницы этой «книжки для детей» посвящены Потёмкину, биография которого и без того более-менее известна. Анонимный автор, к сожалению, не смог сообщить нам ничего нового или существенного ни о ранней истории г. Николаева, ни о жизни и деятельности Фалеева. Но ценна эта брошюра самим фактом обращения к личности основателя и строителя города. В этой анонимной биографии Фалеева о нём написано следующее: «Бригадир Михаил Леонтьевич Фалеев – ревностный помощник князя Потёмкина-Таврического, верный и деятельный исполнитель его приказаний, искусный строитель судов, правдивый подрядчик, хороший садовник и архитектор, отличный хозяин и знаток во всех предметах, добрый сердцем, по преданию – особенно заботившийся о рекрутах и великодушный до того, что, подобно князю Таврическому, жертвовал для создаваемого им флота не только своими талантами, но и деньгами».
Более обширные исследования биографии М. Л. Фалеева проведены уже в наше время известным краеведом Натальей Кухар-Онышко и профессором Ю. С. Крючковым. 
Со смертью Потёмкина и Фалеева – этих двух патриархов – жизнь и развитие Николаева стали медленно чахнуть, и лишь в начале XIX века, с приходом к власти И. И. Траверсе и А. С. Грейга, город и судостроение вновь ожили.
Но городу, как и человеку, суждено всё пережить: и взлёты, и падения, и славу, и глухое безвременье. После распада СССР потускнел ореол корабельной столицы, разбежались кто куда корабельных дел мастера, стихла музыка флотских оркестров, и молодое поколение стало с удивлением спрашивать: «А откуда взялся в нашем городе Дом офицеров флота?». Стало призабываться и имя Фалеева, остались без надлежащего присмотра места, связанные с его памятью. Дом его в Херсоне – двухэтажный особняк с цокольным этажом на углу улиц Краснофлотской и Октябрьской революции, который не пострадал даже при немецкой оккупации, – сегодня просто напросто брошен. Дома Михаила Фалеева в Николаеве вообще не сохранилось.
Михаил Фалеев – основатель г. НиколаеваСейчас память о Николаеве как городе былой славы помогает сберегать Николаевское Морское Собрание. Ни одно событие, связанное с историей Николаева, морскими и корабельными традициями, не остаётся вне его поля зрения. Чествование памяти легендарных адмиралов, составивших славу и честь Черноморского флота, празднование юбилея подводного флота, других памятных исторических дат и человеческих судеб – всё это продумывается и организовывается со знанием дела, с душой и любовью. 18 ноября 2009 г. возле памятника Михаилу Фалееву состоялся митинг, организованный Николаевским Морским собранием. Отдать дань светлой памяти Михаила Леонтьевича Фалеева, скончавшегося ровно 215 лет тому назад, возложить цветы к подножию памятника, помянуть основателя города просто, по-человечески, как своего современника, пришли представители власти, городского совета, общественности, историки-краеведы. Как раз в момент, когда начали произносить речи о покойном основателе Николаева, от реки Ингул донеслось несколько мощных гудков проходящей баржи, которую выводили после ремонта из акватории судостроительного завода имени 61 коммунара. Возможно, это совпадение, не запланированное по сценарию. Но гудки сходящих со стапелей судов на этом предприятии в последнее время звучат очень редко. Баржа, проходящая мимо крутого берега, с которого смотрит вслед уходящим судам застывшая фигура основателя судостроения в Николаеве, прогудела в его честь. Именно эта верфь в устье реки Ингул была первой, построенной в Николаеве под руководством Фалеева. Об этом и многом другом вспомнили на митинге председатель Морского собрания Анатолий Сикваров, секретарь городского совета Владимир Коренюгин, краевед-экскурсовод Светлана Бойчук и др. 
Михаил Леонтьевич Фалеев хоть и оставался незаметным на фоне своего высокого покровителя, великого князя Григория Потёмкина-Таврического, но, являясь его единомышленником и ревностным помощником, как незаурядный человек сумел оставить вечный след в истории Российской империи и до сих пор является почётным гражданином Николаева и Херсона. Проследив его кипучую деятельность на благо Отечества, можно с уверенностью утверждать, что имя этого человека достойно находиться в анналах истории. Пока мы будем чтить память о таких знаменитых людях, пока мы будем выполнять их заветы, наша страна будет жить.
По материалам:
Елены Лищенко
Александра Скорохода
Натальи Кухар-Онышко
Александра Ткачука
Людмилы Костюк
Екатерины Наточа

Автор: Светлана Скорик



Похожие новости
  • Акция памяти Пушкина в Украине
  • Харитоненко: промышленник и меценат
  • Подвиг нашего земляка


  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив