Литератор
» » Отстоять право на имя
» » Отстоять право на имя

    Отстоять право на имя

    Отстоять право на имяПроблема сохранения русских имён при получении паспорта, свидетельства о рождении, при переводе произведений с русского на украинский язык.

    Проблема правописания иностранных имён существовала с давних пор. Не будем заглядывать слишком далеко в прошлое, но ещё в Российской империи XVII–XVIII вв. она решалась однозначно: иностранное имя калькировалось, т.е. записывалось русскими буквами абсолютно так же, как было записано, например, латинскими или с помощью других алфавитов. При этом совершенно игнорировался тот факт, что во многих языках существует очень большая разница между написанием и произношением. Таким образом имя известного английского романиста Walter Scott было при переводе калькировано, да так и осталось в неизменном варианте – Вальтер Скотт, хотя произносится как Уолтер. А бедный Heinrich Heine, немецкий поэт, до сих пор фигурирует у нас в качестве Генриха Гейне, будучи на самом деле Хайнрихом Хайнэ. Шекспиру повезло больше. Его имя William вначале писали как Вильям, но в новых переводах он уже стал иногда именоваться Уильямом. «Какая разница?» – скажете вы – и будете неправы. Если бы вы были американцем по имени John, хотелось бы вам, чтобы вас называли Джоном (что соответствует произношению) или Джохном (что соответствует написанию)? А если бы носили имя Leiza и привыкли слышать по обращению к себе звучание Лайза, – а вас стали называть Лизой или – не дай Бог – Лейзой?

    С XIX века стал, наконец, устанавливаться международный стандарт отношения к передаче иностранных имён: их начали не калькировать и – тем более – не переводить, а передавать транскрипционно, т.е. так, как они произносятся в родном для носителя имени языке. С ХХ века этот стандарт стал общепризнан и повсюду введён в международную практику. В том числе и в Советском Союзе. Помните, героя одного из стихотворений поэта Эдуарда Багрицкого звали именно Опанас (по-русски Афанасий), т.е. имя передавалось в украинском звучании? Однако СССР распался, Украина превратилась в независимое государство, – скажем честно, глядя правде в глаза: государство без законов или с законами, которые никогда не выполняются и существуют лишь на бумаге, а значит, в государство, независимое от законов. И с тех пор в передаче имён появилась уже не просто проблема, а официально практикуемый двойной стандарт.
    Как в газете записывают имя известной немецкой модели Claudia Schiffer и её тёзки, представителя ЕС в Украине Claudia Fisher? Правильно, Клаудиа. Если бы записали Клавдией, последовал бы международный скандал. Точно так же, как если бы Филиппа Киркорова вздумали записать Пылыпом, а Константина Райкина – Костем Райкиным. Уверена, в ответ на обращение Кость для Райкина было бы не грех воспользоваться рукоприкладством – ну сами посудите, разве не издевательски звучит «кость»? А знаете, как по-украински звучит Фрося (уменьшительное от Евфросиния)? Приська. А Фёдор – Хвэдир. И то, что Президента не записывают Виктором Хвэдировичэм, – это лишь дань уважения. Так же, как и по отношению к Киркорову, на которого не поднялась рука ни одного борзописца. 
    Короче говоря, уважительное отношение и неприкосновенность в передаче имени на территории государства Украина в настоящий момент сохранились только для именитых (современных) граждан России и для любых граждан всего остального мира, кроме России и Украины. В Украине свой внутренний стандарт – переводят даже имена. Так императрица Екатерина II превратилась в Катэрыну и в таком виде продолжает официально шествовать по страницам периодических изданий. Если кто не знает, подскажу: так называли бедных украинских крестьянок, недаром Тарас Шевченко именно этим именем назвал одну из своих поэм. Неужели непонятно, что это звучит пренебрежительно, саркастически? Обратите внимание: английскую королеву Елизавету никто не осмеливается записывать Лызаветою.
    После такого длинного вступления перейдём к двум крайне болевым точкам в этом вопросе. Это, во-первых, узаконенный в практике перевод русских имён в произведениях, и не только в современных, но и в классических. Если герой какого-нибудь всем известного русского классического произведения носит имя Михаил, – будьте уверены, его обязательно переведут Мыхайлом, а Вера станет Вирою. А как вам Ганна Карэнина – нормально? С точки зрения международного права и международной переводческой практики я – как бывший филолог, причём специалист именно по переводу, – могу вас заверить: это правовая и филологическая безграмотность, нарушение современных норм перевода и прав человека. Разве «Ромео и Джульетта» равнозначно переводу «Роман и Юлия»? Настоящей статьёй заявляю, что не признаю установившиеся в Украине ненормальные «нормы» перевода и продолжаю в своих статьях на украинском языке называть русские имена поэтов и писателей современности, о которых я пишу, так, как и полагается по международным требованиям. И прошу, если это кому-то хочется, лучше считать подобное поведение «национальною несвидомистю», чем называть «ошибками» и «безграмотностью». Безграмотны те, кто применяет на практике то, что уже два столетия как отжило и стало анахронизмом.
    А вторая болевая точка – то, что детей, которым их родители – русские и русскоязычные граждане Украины – дают русские имена, в ЗАГСах сначала в свидетельствах о рождении, а потом и в паспорте переименовывают в соответствии с установившимся беззаконием. Это не страшно? Но разве вы не знаете, что «без бумажки ты букашка» и доказать, что ты не осёл, если на тебе налеплен ярлык «Осёл», просто невозможно? Представьте себе ситуацию. Вы назвали сына Алесем. Красивое старинное славянское имя, в Украине есть свой аналог – Олэсь. Но разница существенная: в звучании «Алесь» заложен «лес», в звучании «Олэсь» он отсутствует, т.к. по-украински лес звучит как «лис». И вот Ваш Алесь, записанный Олэсем, поехал куда-нибудь на Запад годика на три-четыре – предположим, поучиться в тамошнем колледже, стажироваться или работать. И записан он будет в заграничном паспорте в соответствии именно с международными нормами, с передачей имени по звучанию, транскрипционно: Oles, – в западных языках нет мягкого «с». Вот уже и буква выпала. Да ещё и с ударением на первом слоге. Потом захочет ваш Oles не сразу в Украину возвратиться, а поехать попробовать свои силы и знания в России – всё-таки не чужой для него и для вас стране. А в России придерживаются международных норм, и Алесь будет записан тоже в звуковом варианте – уже с латиницы, опять-таки – с ударением на «о»: Олэс. И останется он этим «Олэсом» с ударением на «о» на всю жизнь.
    Может быть, я в этой статье что-то утрирую, совсем немного, просто чтобы ярче высветить проблему. Но от этого проблема не перестаёт быть назревшей и болевой. И решать её нужно. 
    Что касается второго вопроса – о ребёнке, – перед получением им паспорта он должен обратиться в ЗАГС и написать заявление (по-украински) с просьбой о перемене имени на – и дальше указывается то имя, которое он хочет, но в украинской транскрипции (написании). При этом имя Михаил передаётся как Міхаіл, Елизавета – Єлізавєта, Фёдор – Фьодор и т.д. Только после официальной замены имени вы можете быть уверенным, что в паспорте всё будет записано так, как надо, а если неправильно – имеете полное право потребовать немедленно поменять паспорт. И никто вам отказать не сможет.
    А первый вопрос – о незаконном переводе имён писателей и их персонажей – каждый пусть решает исходя из собственной совести. Теперь, когда вы прочитали эту статью, она-то уж точно будет знать, как следует поступать в этом случае. И даже если вы решите не плыть против течения, чтобы безграмотные или «национально свидомые» горе-переводчики не обвинили в безграмотности именно вас, червячок вашей совести где-то там далеко, но отзовётся.
    Право на имя – такое же неотъемлемое право человека, как право на жизнь, работу, взгляды, веру, продолжение рода. Изменять национальное имя, данное согласно традициям вашего народа, – всё равно что нарушать генетический код национальной памяти.

    Автор: Светлана Скорик



    Похожие новости
  • Литературная политика и культурные влияния
  • Сказание о Рыцаре Поэзии
  • Зачем писателям МСПСы?
  • Комментарии

        Вполне согласен со Светланой (отчество почему-то не обозначено: такая же проблнма, как и с изменением Ф.И.О.) Скорик. Не только согласен, но сильно возмущен тем, что на Украине этот вопрос не отрегулирован, поэтому не только нарушаются права граждан, но и происходит очень большая путаница в оформлении документов.      Часто, трудно разрешимая, а то и, вообще - неразрешимая.

        Я, Ненастьев Борис Гавриилович, в паспорте записан Гаврилович, т.е. в отчестве одно "и". Но отец мой был назвнан в честь Архангела Гавриила. В имени два "и".

    Получается по-украински я не сын своего отца.

    Своего сына я назвал Глеб. Переводят - Гліб. Фамилию ему в паспорте поставили между "т" и "е" - апостроф, вместо мягкого знака.

    Года три раскручивали за свой счет єту ошибку.

       Потерял свое "Свидетельство о рождении", которое понадобилось для оформления наследства. Пошел в ЗАГС за повторным по месту жительства. Но, первичное то выдавали в России. Бумаги оформили, но сказали, что не уверены выдадут ли мне его в России, так как отчество в паспорте и в первичном "Свидетельстве о рождении" не соотвеиствуют друг другу.

         Останусь без наследства.

         Пошел на телестудию заказать поздравительный клип своей внучке к дню рождения, которую звать Елена. Начался скандал. Заказ принимают, но что б все было "по- украински". Имя - "Олэна", отчество - "Глибивна".

        Долго доказывал директрисе свою правоту, но директриса оказалася бывшим филологом " по-украински" с большим стажем и поэтому разговаривать с ней было трудно и бесполезно.

     

     


  • Предложенная тема достаточно серьёзна и актуальна. Кажется, у Дейла Карнеги звучала мысль о том, что самые приятные звуки для человека - это его/её имя. И если его коверкают – по незнанию либо в угоду конъюнктуре – это вызывает справедливую негативную реакцию вплоть до негодования.

    Вслед за предыдущим комментатором приведу пример из собственного опыта.

    Моё имя – одно из наиболее многострадальных.

    Как известно, срок действия загранпаспорта – 10 лет. История государства Украина шагнула в третий десяток, и значит, у меня уже третий паспорт. И в каждом имя Евгений записывается по-разному. Я сейчас о латинице. Простите, но если я выезжаю за границу, то имею право на «спеллинг» имени так, как я того пожелаю. Да куда там! Украинские власти не считают это моим неотъемлемым правом, и каждый раз навязывают мне новое написание моего имени.
    (жаль, весь коммент не уместился. Напишу отдельной статьёй)


  • Женя, уже расширены рамки комментария, можно писать большие. Попробуйте дописать то, что хотели.


  • 2.

    Но даже при получении внутреннего паспорта (в 90-х) мне с трудом удалось отстоять право на«Євгеній» вместо навязываемого «Євген». Кстати, при «Совке» моё пожелание вообще не учли. Поэтому корни проблемы надо искать не в Незалежной, а в другой стране, с которой, правда, спросу давно уж нет. Наверное, это признак тоталитарного государства: всё единообразить, стандартизовать. Вплоть до имён. Украина в этом смысле далеко не ушла. Да разве только Украина? Разве в той же России да других бывших республиках с этим лучше?

    С фамилиями долгое время дело вообще обстояло причудливо. И порой с очень серьёзными последствиями. Ведь если фамилию Воробей записать как Горобець, птица вроде одна и та же, но человек – для государства и бизнеса – другой. И не может он получить в банке кредит. И не может реализовать право голоса на выборах (а это уже политический вопрос). И не может… да много чего не может.

     (Светлана, Остальное не уместилось. Пробовал разделить на части, да видать, в день больше одного коммента писать нельзя. Потом допишу. Не к спеху.=))


  • Спасибо за статью. Особенно дико видеть свои имена на иностранных языках: Mykola. Это правописание навязала нам диаспора. Хотя сами они пишут свои имена совсем не по-украински - Nicolas.




  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Новые статьи
Книги

Отстоять право на имя

Отстоять право на имяПроблема сохранения русских имён при получении паспорта, свидетельства о рождении, при переводе произведений с русского на украинский язык.

Проблема правописания иностранных имён существовала с давних пор. Не будем заглядывать слишком далеко в прошлое, но ещё в Российской империи XVII–XVIII вв. она решалась однозначно: иностранное имя калькировалось, т.е. записывалось русскими буквами абсолютно так же, как было записано, например, латинскими или с помощью других алфавитов. При этом совершенно игнорировался тот факт, что во многих языках существует очень большая разница между написанием и произношением. Таким образом имя известного английского романиста Walter Scott было при переводе калькировано, да так и осталось в неизменном варианте – Вальтер Скотт, хотя произносится как Уолтер. А бедный Heinrich Heine, немецкий поэт, до сих пор фигурирует у нас в качестве Генриха Гейне, будучи на самом деле Хайнрихом Хайнэ. Шекспиру повезло больше. Его имя William вначале писали как Вильям, но в новых переводах он уже стал иногда именоваться Уильямом. «Какая разница?» – скажете вы – и будете неправы. Если бы вы были американцем по имени John, хотелось бы вам, чтобы вас называли Джоном (что соответствует произношению) или Джохном (что соответствует написанию)? А если бы носили имя Leiza и привыкли слышать по обращению к себе звучание Лайза, – а вас стали называть Лизой или – не дай Бог – Лейзой?

С XIX века стал, наконец, устанавливаться международный стандарт отношения к передаче иностранных имён: их начали не калькировать и – тем более – не переводить, а передавать транскрипционно, т.е. так, как они произносятся в родном для носителя имени языке. С ХХ века этот стандарт стал общепризнан и повсюду введён в международную практику. В том числе и в Советском Союзе. Помните, героя одного из стихотворений поэта Эдуарда Багрицкого звали именно Опанас (по-русски Афанасий), т.е. имя передавалось в украинском звучании? Однако СССР распался, Украина превратилась в независимое государство, – скажем честно, глядя правде в глаза: государство без законов или с законами, которые никогда не выполняются и существуют лишь на бумаге, а значит, в государство, независимое от законов. И с тех пор в передаче имён появилась уже не просто проблема, а официально практикуемый двойной стандарт.
Как в газете записывают имя известной немецкой модели Claudia Schiffer и её тёзки, представителя ЕС в Украине Claudia Fisher? Правильно, Клаудиа. Если бы записали Клавдией, последовал бы международный скандал. Точно так же, как если бы Филиппа Киркорова вздумали записать Пылыпом, а Константина Райкина – Костем Райкиным. Уверена, в ответ на обращение Кость для Райкина было бы не грех воспользоваться рукоприкладством – ну сами посудите, разве не издевательски звучит «кость»? А знаете, как по-украински звучит Фрося (уменьшительное от Евфросиния)? Приська. А Фёдор – Хвэдир. И то, что Президента не записывают Виктором Хвэдировичэм, – это лишь дань уважения. Так же, как и по отношению к Киркорову, на которого не поднялась рука ни одного борзописца. 
Короче говоря, уважительное отношение и неприкосновенность в передаче имени на территории государства Украина в настоящий момент сохранились только для именитых (современных) граждан России и для любых граждан всего остального мира, кроме России и Украины. В Украине свой внутренний стандарт – переводят даже имена. Так императрица Екатерина II превратилась в Катэрыну и в таком виде продолжает официально шествовать по страницам периодических изданий. Если кто не знает, подскажу: так называли бедных украинских крестьянок, недаром Тарас Шевченко именно этим именем назвал одну из своих поэм. Неужели непонятно, что это звучит пренебрежительно, саркастически? Обратите внимание: английскую королеву Елизавету никто не осмеливается записывать Лызаветою.
После такого длинного вступления перейдём к двум крайне болевым точкам в этом вопросе. Это, во-первых, узаконенный в практике перевод русских имён в произведениях, и не только в современных, но и в классических. Если герой какого-нибудь всем известного русского классического произведения носит имя Михаил, – будьте уверены, его обязательно переведут Мыхайлом, а Вера станет Вирою. А как вам Ганна Карэнина – нормально? С точки зрения международного права и международной переводческой практики я – как бывший филолог, причём специалист именно по переводу, – могу вас заверить: это правовая и филологическая безграмотность, нарушение современных норм перевода и прав человека. Разве «Ромео и Джульетта» равнозначно переводу «Роман и Юлия»? Настоящей статьёй заявляю, что не признаю установившиеся в Украине ненормальные «нормы» перевода и продолжаю в своих статьях на украинском языке называть русские имена поэтов и писателей современности, о которых я пишу, так, как и полагается по международным требованиям. И прошу, если это кому-то хочется, лучше считать подобное поведение «национальною несвидомистю», чем называть «ошибками» и «безграмотностью». Безграмотны те, кто применяет на практике то, что уже два столетия как отжило и стало анахронизмом.
А вторая болевая точка – то, что детей, которым их родители – русские и русскоязычные граждане Украины – дают русские имена, в ЗАГСах сначала в свидетельствах о рождении, а потом и в паспорте переименовывают в соответствии с установившимся беззаконием. Это не страшно? Но разве вы не знаете, что «без бумажки ты букашка» и доказать, что ты не осёл, если на тебе налеплен ярлык «Осёл», просто невозможно? Представьте себе ситуацию. Вы назвали сына Алесем. Красивое старинное славянское имя, в Украине есть свой аналог – Олэсь. Но разница существенная: в звучании «Алесь» заложен «лес», в звучании «Олэсь» он отсутствует, т.к. по-украински лес звучит как «лис». И вот Ваш Алесь, записанный Олэсем, поехал куда-нибудь на Запад годика на три-четыре – предположим, поучиться в тамошнем колледже, стажироваться или работать. И записан он будет в заграничном паспорте в соответствии именно с международными нормами, с передачей имени по звучанию, транскрипционно: Oles, – в западных языках нет мягкого «с». Вот уже и буква выпала. Да ещё и с ударением на первом слоге. Потом захочет ваш Oles не сразу в Украину возвратиться, а поехать попробовать свои силы и знания в России – всё-таки не чужой для него и для вас стране. А в России придерживаются международных норм, и Алесь будет записан тоже в звуковом варианте – уже с латиницы, опять-таки – с ударением на «о»: Олэс. И останется он этим «Олэсом» с ударением на «о» на всю жизнь.
Может быть, я в этой статье что-то утрирую, совсем немного, просто чтобы ярче высветить проблему. Но от этого проблема не перестаёт быть назревшей и болевой. И решать её нужно. 
Что касается второго вопроса – о ребёнке, – перед получением им паспорта он должен обратиться в ЗАГС и написать заявление (по-украински) с просьбой о перемене имени на – и дальше указывается то имя, которое он хочет, но в украинской транскрипции (написании). При этом имя Михаил передаётся как Міхаіл, Елизавета – Єлізавєта, Фёдор – Фьодор и т.д. Только после официальной замены имени вы можете быть уверенным, что в паспорте всё будет записано так, как надо, а если неправильно – имеете полное право потребовать немедленно поменять паспорт. И никто вам отказать не сможет.
А первый вопрос – о незаконном переводе имён писателей и их персонажей – каждый пусть решает исходя из собственной совести. Теперь, когда вы прочитали эту статью, она-то уж точно будет знать, как следует поступать в этом случае. И даже если вы решите не плыть против течения, чтобы безграмотные или «национально свидомые» горе-переводчики не обвинили в безграмотности именно вас, червячок вашей совести где-то там далеко, но отзовётся.
Право на имя – такое же неотъемлемое право человека, как право на жизнь, работу, взгляды, веру, продолжение рода. Изменять национальное имя, данное согласно традициям вашего народа, – всё равно что нарушать генетический код национальной памяти.

Автор: Светлана Скорик



Похожие новости
  • Литературная политика и культурные влияния
  • Сказание о Рыцаре Поэзии
  • Зачем писателям МСПСы?
  • Комментарии

        Вполне согласен со Светланой (отчество почему-то не обозначено: такая же проблнма, как и с изменением Ф.И.О.) Скорик. Не только согласен, но сильно возмущен тем, что на Украине этот вопрос не отрегулирован, поэтому не только нарушаются права граждан, но и происходит очень большая путаница в оформлении документов.      Часто, трудно разрешимая, а то и, вообще - неразрешимая.

        Я, Ненастьев Борис Гавриилович, в паспорте записан Гаврилович, т.е. в отчестве одно "и". Но отец мой был назвнан в честь Архангела Гавриила. В имени два "и".

    Получается по-украински я не сын своего отца.

    Своего сына я назвал Глеб. Переводят - Гліб. Фамилию ему в паспорте поставили между "т" и "е" - апостроф, вместо мягкого знака.

    Года три раскручивали за свой счет єту ошибку.

       Потерял свое "Свидетельство о рождении", которое понадобилось для оформления наследства. Пошел в ЗАГС за повторным по месту жительства. Но, первичное то выдавали в России. Бумаги оформили, но сказали, что не уверены выдадут ли мне его в России, так как отчество в паспорте и в первичном "Свидетельстве о рождении" не соотвеиствуют друг другу.

         Останусь без наследства.

         Пошел на телестудию заказать поздравительный клип своей внучке к дню рождения, которую звать Елена. Начался скандал. Заказ принимают, но что б все было "по- украински". Имя - "Олэна", отчество - "Глибивна".

        Долго доказывал директрисе свою правоту, но директриса оказалася бывшим филологом " по-украински" с большим стажем и поэтому разговаривать с ней было трудно и бесполезно.

     

     


  • Предложенная тема достаточно серьёзна и актуальна. Кажется, у Дейла Карнеги звучала мысль о том, что самые приятные звуки для человека - это его/её имя. И если его коверкают – по незнанию либо в угоду конъюнктуре – это вызывает справедливую негативную реакцию вплоть до негодования.

    Вслед за предыдущим комментатором приведу пример из собственного опыта.

    Моё имя – одно из наиболее многострадальных.

    Как известно, срок действия загранпаспорта – 10 лет. История государства Украина шагнула в третий десяток, и значит, у меня уже третий паспорт. И в каждом имя Евгений записывается по-разному. Я сейчас о латинице. Простите, но если я выезжаю за границу, то имею право на «спеллинг» имени так, как я того пожелаю. Да куда там! Украинские власти не считают это моим неотъемлемым правом, и каждый раз навязывают мне новое написание моего имени.
    (жаль, весь коммент не уместился. Напишу отдельной статьёй)


  • Женя, уже расширены рамки комментария, можно писать большие. Попробуйте дописать то, что хотели.


  • 2.

    Но даже при получении внутреннего паспорта (в 90-х) мне с трудом удалось отстоять право на«Євгеній» вместо навязываемого «Євген». Кстати, при «Совке» моё пожелание вообще не учли. Поэтому корни проблемы надо искать не в Незалежной, а в другой стране, с которой, правда, спросу давно уж нет. Наверное, это признак тоталитарного государства: всё единообразить, стандартизовать. Вплоть до имён. Украина в этом смысле далеко не ушла. Да разве только Украина? Разве в той же России да других бывших республиках с этим лучше?

    С фамилиями долгое время дело вообще обстояло причудливо. И порой с очень серьёзными последствиями. Ведь если фамилию Воробей записать как Горобець, птица вроде одна и та же, но человек – для государства и бизнеса – другой. И не может он получить в банке кредит. И не может реализовать право голоса на выборах (а это уже политический вопрос). И не может… да много чего не может.

     (Светлана, Остальное не уместилось. Пробовал разделить на части, да видать, в день больше одного коммента писать нельзя. Потом допишу. Не к спеху.=))


  • Спасибо за статью. Особенно дико видеть свои имена на иностранных языках: Mykola. Это правописание навязала нам диаспора. Хотя сами они пишут свои имена совсем не по-украински - Nicolas.




  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив