Литератор
» » Быть революционером – право поэта
» » Быть революционером – право поэта

    Быть революционером – право поэта

    МатвееваМатвееваБеседа с поэтессой, критиком и журналистом Мариной Матвеевой, широко известной в литературных кругах не только Крыма.

    Поэтесса, критик и журналист Марина Матвеева широко известна в литературных кругах не только Крыма, где она проживает. Марину знают далеко за пределами Крыма - благодаря её талантливым стихам и подвижнической деятельности на культурной ниве: в настоящее время Марина успешно совмещает руководство Творческим Собранием «Поколение Тридцатилетних» (Симферополь) и координаторство в проекте «Web-притяжение крымской поэзии и Бардовский видеомост». Именно с него мы и начнём диалог с нашей героиней.

    Интервью с поэтом Мариной Матвеевой (Симферополь, Крым)
    Марина, здравствуйте. Вот уже больше года действует творческий проект «Web-притяжение крымской поэзии и Бардовский видеомост» с центром в Крыму. Он становится все более широко известным – в нем участвуют поэты и барды из самых разных городов и стран. Расскажите о нем.
    «Видеомост» родился из личного проекта координатора Михаила Митько, крымского поэта и барда, – поначалу, как возможность собраться дома у компьютеров авторам из 3-4-х городов и петь друг другу песни. В посткризисные годы далеко не всем легко часто выбираться на фестивали, а видеовстреча – это возможность и увидеть друзей, и познакомиться с новыми людьми, узнать, чем дышат там, где, может, уже и менталитет не совсем такой, как у нас, хотя и русский… Но точно не крымский. Понятное дело, в «домашней обстановке» проект долго не продержался – захотелось выхода в официальное пространство. «Видеомост» был поддержан и вдохновлён литературным порталом «Литфест», модератор сайта Полина Городисская обсуждала с Михаилом возможности видеовстреч, в Киеве была проведена презентация. Я – автор и Сенатор «Литфеста», идея меня очень вдохновила, тем более, что мне выпало счастье творчески путешествовать не только по Украине, а также в России, Беларуси, Молдове, побывать на Форум молодых писателей в Липках и др., и поэтические знакомства есть в очень многих местах. И мы стартовали в Крыму. Первой поддержала нас Симферопольская ЦГБ им. А.С. Пушкина, в ней состоялся пилотный мост. Идея была быстро подхвачена, и на настоящий момент мы насчитываем уже более 20 официальных видеомостов, их можно увидеть на сайте проекта videomost.org. А городов-участников уже – более 50. На сайте есть карта, количество точек на которой постоянно увеличивается. Увеличивается и число знаковых литературных имен, встречавшихся с Крымом «на мосту».
    2. Видеомосты с какими городами были самыми запоминающимися?
    Каждый видеомост – явление запоминающееся. Подготовка его – как подготовка небольшого фестиваля, и мы это делаем каждый месяц, а то и не один раз. Каждому городу есть, что сказать. Порадовал Луганск – с ними прошел самый первый поэтический мост. Яркими были барды Омска, Братска, Владивостока, Салехарда, Иркутска. Поэты Москвы, Одессы, Киева, Харькова, Иркутска, Алма-Аты, Беларуси, Ростовской области, Тулы, Новосибирска… С далёкими городами «веселее» подготовка – нужно учитывать разницу во времени. Но у нас уже наработан опыт. «Зажигают» и крымчане – в мостах участвовали Симферополь, Севастополь, Евпатория, Керчь, Бахчисарай, Ялта, Феодосия… Кому-то удобнее подключиться из своего города, кто-то из крымчан предпочитает приехать на официальное мероприятие в Симферополь. Нельзя не порадоваться поддержке проекта крымскими библиотеками, культурными центрами, Институтом культуры, Союзом русских, украинских и белорусских писателей Крыма, симферопольскими литклубами, различными фестивалями. Крымской прессой и телевидением. А также творческими организациями других городов, например, Южнорусским Союзом Писателей. И множеством литсайтов и инфопорталов. Мы отбираем для участия поэтов высокого уровня, это сложно – возникают обиды от тех, кто не прошел отбора. Но это естественное.
    3. Какие у проекта планы на будущее?
    «Видеомост» задумывался, прежде всего, как связь с литературой тех городов и стран (Россия, страны СНГ, зарубежье), куда нам, может быть и хотелось, но нелегко доехать на фестивали, чтобы познакомиться с поэтами и бардами лично. Хотя не удивительно, что откликнулась на него, прежде всего, Украина – наши творческие друзья, братья и сестры. И, конечно, Москва. Однако проект будет развиваться в направлении удаления. В ближайших планах – видеомосты с Челябинском, Новосибирском и другими российскими городами. А также – с США, Францией, Австралией, Бразилией. Русская поэзия – и очень неплохая – есть везде. Думаем, что подключатся и другие достаточно удаленные точки. Приглашаем. Если у вас есть друзья – талантливые поэты России и не только, предложите им видеомост с нами. Это всегда интересно и ново. Хотя и хлопотно, конечно, но это приятные хлопоты. Хотелось бы внимания к проекту официальных лиц. Но это сложно: видеомост аполитичен – это одно из его главных правил. Только творчество!
    4. Как вы считаете, должен ли писатель быть одиночкой или ему нужны союзы писателей и другие творческие организации?
    Одиночкой сейчас быть сложно. Даже если ты не состоишь в союзе – ты все равно с ними сотрудничаешь. Если ты, конечно, не сетевая нимфа под ником, которой достаточно опубликовать стишок и наполучать лайков. Не считаю грехом состоять в союзах, хотя, смотря какой союз… Сейчас официально состою в Союзе писателей России, Южнорусском Союзе Писателей и Союзе русских, украинских и белорусских писателей Крыма. Последняя организация – крымская региональная, однако открыта к сотрудничеству со всем миром, особенно ее журнал «Брега Тавриды», в котором я сейчас один из поэтических редакторов. В ближайшее время в журнале готовится большая подборка поэзии участников видеомостов из разных городов.
    5. В вашем резюме сказано, что вы член Национального Союза писателей Украины...
    Уже нет. Была исключена из НСПУ в конце прошлого года. Официально – за неуплату взносов. Неофициально – «за критику». В одной из статей упомянула о невысоком уровне издания Крымской организации союза. Странна та организация, которая может репрессировать за пару абзацев… правды. Странно было бы и платить ей взносы. Считаю, что этого заслуживает лишь тот союз, который делает что-то полезное для своих членов, а не вспоминает о них лишь тогда, когда нужно собрать поборы. А также хотелось бы, чтобы союзы следили за тем, дабы между их членами не было интриг, нечистоплотных поступков и серьезных решений, принимаемых на основании личных капризов, обид и мести. Это мельчит и принижает организацию. А иметь дело с мелочными… Кому нужна мышиная возня?
    Пример настоящей интереснейшей деятельности, а также дружбы и взаимывыручки может подать одна из ярчайших на настоящее время писательских организаций – Южнорусский Союз Писателей.
    6. Вы состоите в ЮРСП уже не первый год. Думаю, есть о чем рассказать.
    Для начала скажу о том, что Южнорусский Союз активно поддержал «Видеомост». И участием, и информационно, и привлечением в мосты интереснейших людей. Думаю, благодаря этому сотрудничеству мы развернемся достаточно широко. В Крыму уже набралось немало членов ЮРСП в разных городах. Хороши также фестивали, организованные Союзом, и его площадки на различных известных фестивалях. Многие члены ЮРСП признавались мне, что союз их «вывел в литературу». Я этого сказать не могу, меня, скорее, «подхватили» на пути собственного движения. Но я очень рада двигаться в одном направлении, хотя и не во всём. У каждого поэта свой путь. Такой же свой путь и у «Видеомоста» – он шире рамок одного союза. Но благодаря мостам ЮРСП может найти новых людей для включения в свой состав (как это произошло с Юлией Баткилиной из Харькова и Любовью Василенко из Керчи), так что наша любовь вполне взаимна.
    7. Так что же такое, по-вашему, современная литература? Как вы считаете, можно ли и имеет ли смысл в современных условиях «сетевой вседозволенности» бороться за литературный уровень? Что такое уровень – в вашем понимании.
    Не могу сказать однозначно, что такое уровень. Я определила пока это только для себя. Замечаю, что качество стихов и прозы выше у меня тогда, когда я меньше занята самоотдачей, творческой деятельностью, организацией чего-то. Поэтому знаю, что мне нужно чередование: период накопления, создания – период отдачи. Сейчас – второй. То, что пишется в процессе его, мне далеко не всегда нравится. Но зато есть, что отдавать из предыдущего периода – уединения и размышлений. Бороться за уровень? Можно и нужно. Хотя сейчас к критикам относятся, как к гаишникам – сказал «плохо», значит, «козёл». Могут и перестать общаться, выключить из какого-то междусобойчика, начать вредить… Но я уже к этому привыкла, иногда чувствую, что у меня менталитет критика сильнее, чем поэта. Сейчас так нужно: необходимо держать планку видеомостов, а также отзываться на происходящие события культурными обозрениями… оборзениями… «Культурные оборзения» – так называется моя рубрика на сайте «Графоманам.нет».
    8. О вас говорят как об авангардисте. Но, если взглянуть на ваши стихи, то они – разные. Есть и вполне традиционные.
    «Авангард» – это просто нестандартное мышление, в том числе и в слове. Можно писать и своеобразно, и традиционно – как чувствуешь, как можешь в данный момент. Насилие над собой приводит к рождению уродцев… Часто слышу о нетрадиционной поэзии, что она «неживая», «топорная», «конструкции». Может быть. Но лишь в том случае, если создавалась не по вдохновению, а потому, что «надо быть авангардистом». Частенько «авангардист» именно таков, увы. Но далеко не всегда. Нередко наоборот – настоящая жизнь бьется именно в нестандартном решении.
    9. Должен ли поэт высказывать свою гражданскую позицию в стихах – особенно в свете политического беспредела – или он просто «свидетель времени»?
    Поэт никому ничего не должен. Истинный поэт тот – кто пишет то, что хочет, чего требует душа. Если это совпадает с «отражением стремлений целого поколения», то рождается «звезда». Но начать писать что-то не свое в угоду звёздности – значит потерять себя. К тому же, «стремления поколения» нетрудно угадать: дайте нам свободу, пиво и траву. Учить людей пить и употреблять, «разрешить» им быть скотами – легчайший способ прославиться. На моем веку далеко не один поэт стал такого рода «кумиром». Но это – слишком просто и слишком неблагородно. А мы пойдем по сложному – и благородному пути: вести человека к человеку, а к «свободе» скотства.
    Хочешь протестовать – протестуй, выражать – выражай, но никогда не протестуй и не выражай просто потому, что «так надо». Быть революционером и борцом – это право поэта, НО НЕ ЕГО ОБЯЗАННОСТЬ. Меня подбивали протестовать и выражать на тему Евромайдана, даже пытались давить на психику: мол, какой ты поэт, если в такой время пишешь и читаешь о чем-то другом. Не хочу. Не хочу быть не собой, играть чужую роль. Мне достаточно сведений о том, как пострадал – физически и психически – ряд поэтов из-за декабрьских событий. Если я увижу, что то, ради чего они протестовали, та самая их «истина», станет их лечить, спасать и с ними носиться – тогда мне станет ясно, что эта «истина» действительно достойна борьбы. Но пока вижу лишь разрушение и саморазрушение – безо всякого смысла.
    10. Вы поэт или поэтесса? (в жизни поэтов женского пола этот вопрос всегда был очень важным).
    Важность вопроса преувеличена. Причем людьми явно с комплексом неполноценности. Как мужчинами, его задающими, так и женщинами, слишком громко кричащими «Я поэт!». Это – их выбор: так чувствовать, так жить, так творить. Точно так же имеет женщина право и на выбор быть поэтессой: нежной, мягкой, тонкой… Обидно, когда это осуждается. Себя могу проявить и в том, и в другом «поле». Поэзия – адвайта. Явление недуальное. Поляризовать ее по половому или еще какому-то признаку – обеднять себя, отнимать у себя целую половину ее свойств.
    11. Что такое поэт: это стихи, которые он пишет, или его творческая и прочая литературная деятельность?
    Меня часто спрашивают: а как быть тем, кто ПРОСТО ПИШЕТ? Я долго была тем, кто просто пишет. Долго и совершенно сознательно боролась за это право, всяческим прославившимся на культуртрегерстве людям говорила: «Ты графоман, тебе надо работать над стихами. Становиться «самым известным поэтом» не посредством поэзии, а посредством чего-то другого – пошло». Но мир поэзии менялся слишком круто – и прямо на моих глазах… Сейчас перестали видеть качество текста, красоту слова… Произведением становится уже даже не личность, а – дело. Людям свойственно меняться: и – захотелось что-то сделать. Сначала небольшое, затем… И все же знаю – для меня истинное творчество возможно только в покое. Поэтому дни и минуты покоя – самое бесценное…
    12. О чем вы пишете и зачем? Ваши творческие планы, идеи и задумки.
    У меня два плана в творчестве: план личного и межличностного, и план – трансцендентного. Между ними провисает план социального, точнее, один его аспект: я терпеть не могу писать «о современной действительности», политике, экономике, ругать страну, учить президента править… Поэтому плохо нахожу общий язык с теми поэтами, кто увлекается этим… Они очень популярны. Среди них есть истинные таланты, вроде Евгении Бильченко. Но даже ей я могу сказать, что лирика ее мне ближе, чем социальное. Впрочем, и у меня есть стихи о стране. Но она персонифицирована, это чувствующее живое существо, иногда даже – авторское «я». Все-таки невозможно пройти мимо самой себя в этом аспекте. Но все же – душевное и духовное – самые близкие мне темы. Хотя нередко – антидуховное… Но у каждого из нас – свой поиск.
    Пока в свободном полете – ещё не опубликовано – мое самое заветное произведение – юмористическая поэма-фэнтези «Турозавриада – крымский эпос». Она должна выйти книгой в жанре фэнтези, но современные издательства боятся стихов. Нужен издатель с очень нестандартным мышлением, чтобы взяться за это во многих отношениях странное, «ушестойное» произведение. Но – его первые читатели: и «простые», и авангардисты – в восторге. Уверена: будут «пищать» и все последующие. Ау, рисковый издатель!
    Идеи и задумки – их множество. Выход новой книги стихов, которая будет называться «ТРАНС[крым]ЦИЯ», продолжение движения по городам перформансов «Экзистенция имени меня» и «Крыманьонцы», возможно и создание других. Статьи, проза… Видеомосты, конечно. А там и еще что-то родится – сейчас творческие идеи просто сыплются с неба… Конечно же, дружить и общаться с другими поэтами, учиться у них, развиваться. Хотелось бы научиться петь – голос есть, нет времени. Хочется путешествий. Почему-то именно по России – мечтается об Урале, Алтае, Хибинах… Мечтам свойственно сбываться – что ж, посмотрим.
    Чего и вам желаю.

    Автор: Марина Матвеева



    Похожие новости
  • Поэтический видеомост Симферополь Луганск
  • Международный творческий видеомост «Крым – Россия»
  • Пинок поэтам


  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Новые статьи
Книги

Быть революционером – право поэта

МатвееваМатвееваБеседа с поэтессой, критиком и журналистом Мариной Матвеевой, широко известной в литературных кругах не только Крыма.

Поэтесса, критик и журналист Марина Матвеева широко известна в литературных кругах не только Крыма, где она проживает. Марину знают далеко за пределами Крыма - благодаря её талантливым стихам и подвижнической деятельности на культурной ниве: в настоящее время Марина успешно совмещает руководство Творческим Собранием «Поколение Тридцатилетних» (Симферополь) и координаторство в проекте «Web-притяжение крымской поэзии и Бардовский видеомост». Именно с него мы и начнём диалог с нашей героиней.

Интервью с поэтом Мариной Матвеевой (Симферополь, Крым)
Марина, здравствуйте. Вот уже больше года действует творческий проект «Web-притяжение крымской поэзии и Бардовский видеомост» с центром в Крыму. Он становится все более широко известным – в нем участвуют поэты и барды из самых разных городов и стран. Расскажите о нем.
«Видеомост» родился из личного проекта координатора Михаила Митько, крымского поэта и барда, – поначалу, как возможность собраться дома у компьютеров авторам из 3-4-х городов и петь друг другу песни. В посткризисные годы далеко не всем легко часто выбираться на фестивали, а видеовстреча – это возможность и увидеть друзей, и познакомиться с новыми людьми, узнать, чем дышат там, где, может, уже и менталитет не совсем такой, как у нас, хотя и русский… Но точно не крымский. Понятное дело, в «домашней обстановке» проект долго не продержался – захотелось выхода в официальное пространство. «Видеомост» был поддержан и вдохновлён литературным порталом «Литфест», модератор сайта Полина Городисская обсуждала с Михаилом возможности видеовстреч, в Киеве была проведена презентация. Я – автор и Сенатор «Литфеста», идея меня очень вдохновила, тем более, что мне выпало счастье творчески путешествовать не только по Украине, а также в России, Беларуси, Молдове, побывать на Форум молодых писателей в Липках и др., и поэтические знакомства есть в очень многих местах. И мы стартовали в Крыму. Первой поддержала нас Симферопольская ЦГБ им. А.С. Пушкина, в ней состоялся пилотный мост. Идея была быстро подхвачена, и на настоящий момент мы насчитываем уже более 20 официальных видеомостов, их можно увидеть на сайте проекта videomost.org. А городов-участников уже – более 50. На сайте есть карта, количество точек на которой постоянно увеличивается. Увеличивается и число знаковых литературных имен, встречавшихся с Крымом «на мосту».
2. Видеомосты с какими городами были самыми запоминающимися?
Каждый видеомост – явление запоминающееся. Подготовка его – как подготовка небольшого фестиваля, и мы это делаем каждый месяц, а то и не один раз. Каждому городу есть, что сказать. Порадовал Луганск – с ними прошел самый первый поэтический мост. Яркими были барды Омска, Братска, Владивостока, Салехарда, Иркутска. Поэты Москвы, Одессы, Киева, Харькова, Иркутска, Алма-Аты, Беларуси, Ростовской области, Тулы, Новосибирска… С далёкими городами «веселее» подготовка – нужно учитывать разницу во времени. Но у нас уже наработан опыт. «Зажигают» и крымчане – в мостах участвовали Симферополь, Севастополь, Евпатория, Керчь, Бахчисарай, Ялта, Феодосия… Кому-то удобнее подключиться из своего города, кто-то из крымчан предпочитает приехать на официальное мероприятие в Симферополь. Нельзя не порадоваться поддержке проекта крымскими библиотеками, культурными центрами, Институтом культуры, Союзом русских, украинских и белорусских писателей Крыма, симферопольскими литклубами, различными фестивалями. Крымской прессой и телевидением. А также творческими организациями других городов, например, Южнорусским Союзом Писателей. И множеством литсайтов и инфопорталов. Мы отбираем для участия поэтов высокого уровня, это сложно – возникают обиды от тех, кто не прошел отбора. Но это естественное.
3. Какие у проекта планы на будущее?
«Видеомост» задумывался, прежде всего, как связь с литературой тех городов и стран (Россия, страны СНГ, зарубежье), куда нам, может быть и хотелось, но нелегко доехать на фестивали, чтобы познакомиться с поэтами и бардами лично. Хотя не удивительно, что откликнулась на него, прежде всего, Украина – наши творческие друзья, братья и сестры. И, конечно, Москва. Однако проект будет развиваться в направлении удаления. В ближайших планах – видеомосты с Челябинском, Новосибирском и другими российскими городами. А также – с США, Францией, Австралией, Бразилией. Русская поэзия – и очень неплохая – есть везде. Думаем, что подключатся и другие достаточно удаленные точки. Приглашаем. Если у вас есть друзья – талантливые поэты России и не только, предложите им видеомост с нами. Это всегда интересно и ново. Хотя и хлопотно, конечно, но это приятные хлопоты. Хотелось бы внимания к проекту официальных лиц. Но это сложно: видеомост аполитичен – это одно из его главных правил. Только творчество!
4. Как вы считаете, должен ли писатель быть одиночкой или ему нужны союзы писателей и другие творческие организации?
Одиночкой сейчас быть сложно. Даже если ты не состоишь в союзе – ты все равно с ними сотрудничаешь. Если ты, конечно, не сетевая нимфа под ником, которой достаточно опубликовать стишок и наполучать лайков. Не считаю грехом состоять в союзах, хотя, смотря какой союз… Сейчас официально состою в Союзе писателей России, Южнорусском Союзе Писателей и Союзе русских, украинских и белорусских писателей Крыма. Последняя организация – крымская региональная, однако открыта к сотрудничеству со всем миром, особенно ее журнал «Брега Тавриды», в котором я сейчас один из поэтических редакторов. В ближайшее время в журнале готовится большая подборка поэзии участников видеомостов из разных городов.
5. В вашем резюме сказано, что вы член Национального Союза писателей Украины...
Уже нет. Была исключена из НСПУ в конце прошлого года. Официально – за неуплату взносов. Неофициально – «за критику». В одной из статей упомянула о невысоком уровне издания Крымской организации союза. Странна та организация, которая может репрессировать за пару абзацев… правды. Странно было бы и платить ей взносы. Считаю, что этого заслуживает лишь тот союз, который делает что-то полезное для своих членов, а не вспоминает о них лишь тогда, когда нужно собрать поборы. А также хотелось бы, чтобы союзы следили за тем, дабы между их членами не было интриг, нечистоплотных поступков и серьезных решений, принимаемых на основании личных капризов, обид и мести. Это мельчит и принижает организацию. А иметь дело с мелочными… Кому нужна мышиная возня?
Пример настоящей интереснейшей деятельности, а также дружбы и взаимывыручки может подать одна из ярчайших на настоящее время писательских организаций – Южнорусский Союз Писателей.
6. Вы состоите в ЮРСП уже не первый год. Думаю, есть о чем рассказать.
Для начала скажу о том, что Южнорусский Союз активно поддержал «Видеомост». И участием, и информационно, и привлечением в мосты интереснейших людей. Думаю, благодаря этому сотрудничеству мы развернемся достаточно широко. В Крыму уже набралось немало членов ЮРСП в разных городах. Хороши также фестивали, организованные Союзом, и его площадки на различных известных фестивалях. Многие члены ЮРСП признавались мне, что союз их «вывел в литературу». Я этого сказать не могу, меня, скорее, «подхватили» на пути собственного движения. Но я очень рада двигаться в одном направлении, хотя и не во всём. У каждого поэта свой путь. Такой же свой путь и у «Видеомоста» – он шире рамок одного союза. Но благодаря мостам ЮРСП может найти новых людей для включения в свой состав (как это произошло с Юлией Баткилиной из Харькова и Любовью Василенко из Керчи), так что наша любовь вполне взаимна.
7. Так что же такое, по-вашему, современная литература? Как вы считаете, можно ли и имеет ли смысл в современных условиях «сетевой вседозволенности» бороться за литературный уровень? Что такое уровень – в вашем понимании.
Не могу сказать однозначно, что такое уровень. Я определила пока это только для себя. Замечаю, что качество стихов и прозы выше у меня тогда, когда я меньше занята самоотдачей, творческой деятельностью, организацией чего-то. Поэтому знаю, что мне нужно чередование: период накопления, создания – период отдачи. Сейчас – второй. То, что пишется в процессе его, мне далеко не всегда нравится. Но зато есть, что отдавать из предыдущего периода – уединения и размышлений. Бороться за уровень? Можно и нужно. Хотя сейчас к критикам относятся, как к гаишникам – сказал «плохо», значит, «козёл». Могут и перестать общаться, выключить из какого-то междусобойчика, начать вредить… Но я уже к этому привыкла, иногда чувствую, что у меня менталитет критика сильнее, чем поэта. Сейчас так нужно: необходимо держать планку видеомостов, а также отзываться на происходящие события культурными обозрениями… оборзениями… «Культурные оборзения» – так называется моя рубрика на сайте «Графоманам.нет».
8. О вас говорят как об авангардисте. Но, если взглянуть на ваши стихи, то они – разные. Есть и вполне традиционные.
«Авангард» – это просто нестандартное мышление, в том числе и в слове. Можно писать и своеобразно, и традиционно – как чувствуешь, как можешь в данный момент. Насилие над собой приводит к рождению уродцев… Часто слышу о нетрадиционной поэзии, что она «неживая», «топорная», «конструкции». Может быть. Но лишь в том случае, если создавалась не по вдохновению, а потому, что «надо быть авангардистом». Частенько «авангардист» именно таков, увы. Но далеко не всегда. Нередко наоборот – настоящая жизнь бьется именно в нестандартном решении.
9. Должен ли поэт высказывать свою гражданскую позицию в стихах – особенно в свете политического беспредела – или он просто «свидетель времени»?
Поэт никому ничего не должен. Истинный поэт тот – кто пишет то, что хочет, чего требует душа. Если это совпадает с «отражением стремлений целого поколения», то рождается «звезда». Но начать писать что-то не свое в угоду звёздности – значит потерять себя. К тому же, «стремления поколения» нетрудно угадать: дайте нам свободу, пиво и траву. Учить людей пить и употреблять, «разрешить» им быть скотами – легчайший способ прославиться. На моем веку далеко не один поэт стал такого рода «кумиром». Но это – слишком просто и слишком неблагородно. А мы пойдем по сложному – и благородному пути: вести человека к человеку, а к «свободе» скотства.
Хочешь протестовать – протестуй, выражать – выражай, но никогда не протестуй и не выражай просто потому, что «так надо». Быть революционером и борцом – это право поэта, НО НЕ ЕГО ОБЯЗАННОСТЬ. Меня подбивали протестовать и выражать на тему Евромайдана, даже пытались давить на психику: мол, какой ты поэт, если в такой время пишешь и читаешь о чем-то другом. Не хочу. Не хочу быть не собой, играть чужую роль. Мне достаточно сведений о том, как пострадал – физически и психически – ряд поэтов из-за декабрьских событий. Если я увижу, что то, ради чего они протестовали, та самая их «истина», станет их лечить, спасать и с ними носиться – тогда мне станет ясно, что эта «истина» действительно достойна борьбы. Но пока вижу лишь разрушение и саморазрушение – безо всякого смысла.
10. Вы поэт или поэтесса? (в жизни поэтов женского пола этот вопрос всегда был очень важным).
Важность вопроса преувеличена. Причем людьми явно с комплексом неполноценности. Как мужчинами, его задающими, так и женщинами, слишком громко кричащими «Я поэт!». Это – их выбор: так чувствовать, так жить, так творить. Точно так же имеет женщина право и на выбор быть поэтессой: нежной, мягкой, тонкой… Обидно, когда это осуждается. Себя могу проявить и в том, и в другом «поле». Поэзия – адвайта. Явление недуальное. Поляризовать ее по половому или еще какому-то признаку – обеднять себя, отнимать у себя целую половину ее свойств.
11. Что такое поэт: это стихи, которые он пишет, или его творческая и прочая литературная деятельность?
Меня часто спрашивают: а как быть тем, кто ПРОСТО ПИШЕТ? Я долго была тем, кто просто пишет. Долго и совершенно сознательно боролась за это право, всяческим прославившимся на культуртрегерстве людям говорила: «Ты графоман, тебе надо работать над стихами. Становиться «самым известным поэтом» не посредством поэзии, а посредством чего-то другого – пошло». Но мир поэзии менялся слишком круто – и прямо на моих глазах… Сейчас перестали видеть качество текста, красоту слова… Произведением становится уже даже не личность, а – дело. Людям свойственно меняться: и – захотелось что-то сделать. Сначала небольшое, затем… И все же знаю – для меня истинное творчество возможно только в покое. Поэтому дни и минуты покоя – самое бесценное…
12. О чем вы пишете и зачем? Ваши творческие планы, идеи и задумки.
У меня два плана в творчестве: план личного и межличностного, и план – трансцендентного. Между ними провисает план социального, точнее, один его аспект: я терпеть не могу писать «о современной действительности», политике, экономике, ругать страну, учить президента править… Поэтому плохо нахожу общий язык с теми поэтами, кто увлекается этим… Они очень популярны. Среди них есть истинные таланты, вроде Евгении Бильченко. Но даже ей я могу сказать, что лирика ее мне ближе, чем социальное. Впрочем, и у меня есть стихи о стране. Но она персонифицирована, это чувствующее живое существо, иногда даже – авторское «я». Все-таки невозможно пройти мимо самой себя в этом аспекте. Но все же – душевное и духовное – самые близкие мне темы. Хотя нередко – антидуховное… Но у каждого из нас – свой поиск.
Пока в свободном полете – ещё не опубликовано – мое самое заветное произведение – юмористическая поэма-фэнтези «Турозавриада – крымский эпос». Она должна выйти книгой в жанре фэнтези, но современные издательства боятся стихов. Нужен издатель с очень нестандартным мышлением, чтобы взяться за это во многих отношениях странное, «ушестойное» произведение. Но – его первые читатели: и «простые», и авангардисты – в восторге. Уверена: будут «пищать» и все последующие. Ау, рисковый издатель!
Идеи и задумки – их множество. Выход новой книги стихов, которая будет называться «ТРАНС[крым]ЦИЯ», продолжение движения по городам перформансов «Экзистенция имени меня» и «Крыманьонцы», возможно и создание других. Статьи, проза… Видеомосты, конечно. А там и еще что-то родится – сейчас творческие идеи просто сыплются с неба… Конечно же, дружить и общаться с другими поэтами, учиться у них, развиваться. Хотелось бы научиться петь – голос есть, нет времени. Хочется путешествий. Почему-то именно по России – мечтается об Урале, Алтае, Хибинах… Мечтам свойственно сбываться – что ж, посмотрим.
Чего и вам желаю.

Автор: Марина Матвеева



Похожие новости
  • Поэтический видеомост Симферополь Луганск
  • Международный творческий видеомост «Крым – Россия»
  • Пинок поэтам


  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив