Литератор
» » К вам пришёл Шойгу (по Михаилу Задорнову): Хроника войны. Взгляд из центра Украины.
» » К вам пришёл Шойгу (по Михаилу Задорнову): Хроника войны. Взгляд из центра Украины.

    К вам пришёл Шойгу (по Михаилу Задорнову): Хроника войны. Взгляд из центра Украины.

    Я, автор, предлагаю этот материал читателям сайта «Литератор», хотя он и не вписывается ни в одну из его рубрик. Но мои очерки, опубликованные в разделе «Этнокультура», прочли тысячи читателей. И мне очень хотелось бы, чтобы и в этот раз читателей было не меньше.
    23 февраля.
    День, который вроде бы ничего ещё не предвещал. Даже несмотря на то, что Путин уже признал отколовшиеся от Украины части Луганщины и Донеччины независимыми республиками и приказал ввести российские войска на Донбасс. Несмотря на то, что у северной границы Украины активно проводились российские военные учения совместно с Вооружёнными силами Белоруссии, а в Чёрном море, под самой Одессой, — так называемые учения Военно-морского флота Российской Федерации. Всё это наводило на мысль, что войска отрабатывают слаженность подразделений перед вторжением. Американский президент Байден ежедневно проводил брифинги и предупреждал, что по данным американской разведки вторжение РФ в Украину может произойти в любой день. И одновременно, словно развязывая Путину руки, говорил, что ни один американский или натовский солдат не ступит на территорию Украины для её защиты. США и европейские государства эвакуировали из Киева свои посольства и настойчиво рекомендовали своим гражданам срочно покинуть пределы Украины. Со стороны «независимого» Донецка уже несколько дней интенсивно обстреливались украинские позиции по линии размежевания. К этому все уже как бы давно «привыкли»: на то «они» и боевики, чтобы стрелять, однако в этот раз били не только по позициям украинских войск. Теперь обстрелам подвергались и прилегающие населённые пункты на украинской стороне. Снаряды летели в жилые дома, уничтожали объекты инфраструктуры. Один из снарядов попал в детский садик. Счастье, что дети были в другой части здания — в столовой, только-только заканчивали завтракать. Украинское телевидение сразу же пустило этот сюжет в эфир. Российское телевидение немедленно его записало и пустило по своим телеканалам. Со своим комментарием. Оказывается, садик, по версии российского ТВ, находился на территории «независимой» республики, а обстреляли его украинские националисты…
    Президенту Франции Макрону, прибывшему в Москву для переговоров, даже не подали машину к трапу самолёта, заставили дожидаться Путина в какой-то проходной комнате, а затем усадили напротив российского президента за длиннющий овальный стол. Знай, дескать, своё место. В Интернете шутили: а надо ли было вообще прилетать, чтобы общаться на таком расстоянии, если с тем же успехом можно было позвонить по телефону?
    За тем же длиннющим столом прошли и переговоры с канцлером Германии Шольцем.
    И ровно настолько же бесполезные…
    США и страны Европы начали поставлять в Украину оружие для обороны.
    Россия тут же потребовала вывезти это оружие обратно…
    И всё же… Женщины поздравляли мужчин с праздником. Мужики — друг друга. И поднимали рюмки со словами: «Ну, за ту славную армию, в которой мы служили!»
    Надежда, что «попугают» и оставят в покое, ещё оставалась…
    24 февраля. Первый день войны.
    В пять часов утра нас с женой разбудил звук самолёта в небе. Звук, от которого, после прекращения работы кировоградского аэропорта и ликвидации авиачасти в Канатово, горожане давно отвыкли.
    Самолёт увидеть не удалось. Куда и откуда он летел, тоже непонятно.
    Включили телевизор.
    И онемели.
    Началось!
    Невольно вспомнились слова песни 1941 года:
    «Двадцать второго июня,
    Ровно в четыре часа
    Киев бомбили, нам объявили,
    Что началася война».
    Не совпала только дата…
    Вторжение, как и следовало ожидать, началось сразу с трёх направлений: севера, востока и юга. Спешно созванный украинский парламент ввёл в стране военное положение. Телевидение передавало и обращение Путина к гражданам РФ. Он якобы действует в интересах России: страна не может нормально жить и развиваться, когда от соседней Украины исходит угроза. Видимо, нешуточная: Моська готовилась напасть на слона, и если слон не начнёт первым, ему несдобровать… Да и слова о развитии России звучали весьма сомнительно: страна, как и при Брежневе, продолжала проедать свои ресурсы. С той лишь разницей, что создала вдобавок к тому условия для баснословного обогащения своих новоявленных олигархов…
    Впрочем, ещё до того из уст Путина на всю Россию и на весь мир прозвучало ещё одно откровение: а что если Украина станет членом НАТО и потребует обратно Крым — нам что, с НАТО воевать?.. Подтекст был очевиден: задушить Украину, пока она безоружна и беззащитна…
    Очень хотелось сказать: Путин сошёл с ума. Как в своё время сошёл с ума и Гитлер, развязав Вторую мировую войну…
    Моя жена, собрав деньги, которые были в доме, побежала в ближайший супермаркет покупать продукты.
    Хотя мы и не понимали, что конкретно нужно покупать, в каких количествах, на какое время может хватить купленного и что будем делать дальше.
    Супермаркет был забит покупателями, тоже не слишком ясно понимающими, что нужно купить. Какой-то мужик тащил к кассе даже здоровенную упаковку баночного пива. Видимо, считая его продуктом первой необходимости. Очереди от касс тянулись через весь торговый зал.
    На улице выстроились длиннющие очереди у банкоматов: люди спешили снять наличку…
    В дверь квартиры позвонила пожилая соседка.
    — Ко мне дочь приехала и набрала полную ванну воды. Набирайте и вы — говорят, воды несколько дней не будет…
    Я, в свою очередь, отправился в гараж — принести картошки из подвала. Увидел, что очереди у банкоматов не стали меньше. Длинные очереди стояли и у аптек. У трёх автозаправочных станций — двух бензиновых и одной газовой  — на подходе к гаражным кооперативам выстроились чуть ли не километровые автомобильные очереди. Бензин продавался дороже, чем несколько дней назад. Ненамного. На пару гривен. Но при таком бешеном спросе и эта пара гривен должна была обернуться хорошей прибылью. А в остальном город жил обычной жизнью: ходил городской транспорт, в квартиры подавались газ, вода, тепло и электричество. Но в самом воздухе висело ощущение тревоги. Гаражный кооператив, обычно довольно многолюдный — кто-то возился в гараже, кто-то выезжал, кто-то возвращался, оказался неожиданно пустым и непривычно тихим. Я спустился в подвал, набрал два пакета картошки, предусмотрительно купленной ещё осенью — нет, не под войну, а просто на зиму, и запер гараж, ещё раз удивившись непривычной тишине и пустоте.
    У ворот кооператива увидел двоих: один — охранник, который давно примелькался, второго я сразу не узнал, но он тут же проявил бдительность:
    — У вас паспорт при себе?
    — А вы кто такой?
    В подтексте: кто вы такой, чтобы проверять документы?
    — Я председатель правления!
    — Извините, не узнал. Но и вы должны меня помнить: членские взносы я вам платил.
    Но тут бдительность проявил уже охранник:
    — А что это вы пришли с одной сумкой, а выходите с двумя?
    Бодаться желания не было, поэтому ответил миролюбиво:
    — Надо было кое-что из квартиры унести, а теперь картошку несу из подвала. Хотите проверить?
    И тут охранник неожиданно извинился:
    — Извините, не узнали вас из-за маски.
    Ну да, война войной, а коронавирус и защитные маски на лице никто не отменял…
    Домой еду троллейбусом. По дороге ещё две АЗС. У обеих тоже длинные автомобильные очереди…
    А дома — включённый телевизор. И поток тревожных новостей: бои, бои, бои…
    Вечером с трудом заставили себя выключить телевизор и лечь спать…
    25 февраля.
    Проснулся в четыре часа утра с тяжёлым предчувствием.
    Включил телевизор в соседней комнате телевизор.
    Звук поставил на минимум…
    Слава Богу, предчувствие меня обмануло: идут бои, но Киев не взят. Больше того — наступление на Киев остановлено, российские войска несут потери.
    Надо бы поспать ещё хотя бы пару часов. Но тут над городом опять раздаётся гул самолётов. Или вертолётов? Из окон не видно — что в небе и где. На несколько минут гул зависает над головами, но потом уходит.
    Утром новости всё те же. Киев отстояли, хотя бои на подступах к столице продолжаются. Российские танки атакуют Сумы, Харьков. Пару танков защитники Харькова сожгли на окружной дороге. На окружной… Практически в самом Харькове… Тяжело на юге. Захвачена Каховская ГЭС…
    «Каховка, Каховка, родная винтовка,
    Горячая пуля, лети!..

    Гремела атака и пули звенели,
    И ровно строчил пулемёт.
    И девушка наша проходит в шинели,
    Горящей Каховкой идёт.
    Под солнцем горячим, под ночью слепою,
    Немало пришлось нам пройти,
    Мы мирные люди, но наш бронепоезд
    Стоит на запасном пути».
    Как же хорошо звучали эти слова когда-то! А теперь — как горькая ирония! Мы по-прежнему мирные люди, но нас вынудили вступить в бой. И кто?! Внуки и правнуки тех, с кем вместе, плечом к плечу, мы сражались против общего врага и в Гражданской, и в Великой Отечественной…
    В середине дня решил выйти в аптеку.
    Очередь поменьше, чем вчера, но стоять не хочется. Поэтому захожу по очереди в два ближайших супермаркета.
    В одном из них стеклянные входные двери и витрины закрывают картоном. Для этого ломают и сплющивают картонные коробки, в которых завозились продукты. И светомаскировка, и одновременно защита от осколков в случае, упаси боже, бомбёжек.
    Вчера в этом супермаркете размели растительное масло, но сегодня уже завезли свежую партию. Бутылки стоят на полках, никто их не расхватывает, значит, те, кто хотел запастись растительным маслом — уже запаслись.
    Но в обоих супермаркетах есть и полки, зияющие пустотой. Раскупили муку, тушёнку, недорогие рыбные консервы. «Смотри, — женщина показывает мужу, — тут ещё и килька осталась!» Одна-единственная банка на полке. Из дорогих.
    В обоих супермаркетах нет хлеба. Во втором есть собственная выпечка, и за ней стоит очередь. Когда вывозят очередную партию свежеиспечённых батонов, их тут же разбирают. Но спокойно, без толкотни, без «вас тут не стояло», строго по очереди.
    Заполнены полки с водкой, коньяками, винами.
    На время войны продажа алкоголя запрещена…
    Конец дня проходит всё в том же томительном ожидании новостей у телевизора.
    Город взят. Город отбит. Бои на окраинах. Противник нанёс удар. ПВО сбила крылатую ракету. Крылатая ракета попала в жилой дом. И т.д.
    26 февраля.
    Утро.
    Ночью опять пытались взять Киев. Но город опять выстоял. Есть диверсионные группы, но их вылавливают и нейтрализуют. Запрещено движение по мостам через Днепр. Любой, кто появится на мосту, будет автоматически считаться диверсантом.
    Сумы в окружении, но не сдались. Действуют силы территориальной обороны, и российские войска в город не лезут.
    Бои продолжаются. Но локальные, без единой линии фронта. Там, где высадился десант. Там, где вошли танки, бронемашины и пехота.
    Украинский истребитель Су-27 сбил у Василькова российский Ил-76 с десантом на борту. В нефтебазу в Василькове попали две ракеты, начался пожар.
    Телевидение показывает толпы беженцев на пропускных пунктах на границе с Польшей. Их пропускают через границу по упрощённой процедуре, но ведь и она занимает какое-то время…
    И вот наконец-то: ТВ начинает показывать российских военнослужащих, которые попали в плен.
    Жалкие, растерянные, почему-то плохо обмундированные, они лепечут, что «не знали», «не понимали», «не хотели». Сбитые с толку даже говорят, что готовы взять оружие, чтобы вместе с украинцами отразить российское вторжение. Кто-то ни с того ни с сего вдруг произносит: «Слава Украине». Ну… во время Великой Отечественной и немцы, взятые в плен, начинали лепетать «Гитлер капут».
    Начинают показывать и трупы российских солдат, остающиеся на местах боёв…
    Появляются и полукомические сюжеты (впрочем, с оговоркой — это было бы смешно, если бы не было так грустно). О заблудившихся танках. Об отставших от своих боевых машинах пехотах. О том, как селяне подходят к их экипажам и начинают перевоспитывать: и чего это вы, хлопцы, сюда припёрлись? А ну-ка скажи «паляниця»…
    ТВ объясняет (а возможно, и домысливает), что российские военные пользуются картами «Яндекса», который… здесь не работает: был закрыт ещё при Порошенко, когда закрывали доступ к российским интернет-ресурсам! И как же российский Генштаб готовился к войне, если даже не знал об этом?! Или рассчитывал взять Украину нахрапом?! На старых танках, не имеющих полного боекомплекта! С дезориентированным и плохо обмундированным личным составом?
    Но отсутствие «Яндекса» диверсионно-разведывательные группы компенсируют специальными метками и GPS-маячками, оставленными на дорогах и крышах домов. ТВ предупреждает: метки засыпать землёй, заливать смолой, накрывать чем угодно, GPS-маячки — уничтожать.
    Звоню коллеге-журналистке, живущей в соседнем доме: двадцать минут назад жена увидела на крыше её девятиэтажки каких-то мужиков. «Проверим, — заверяет она, — хотя это могли быть наши — проверяли крыши». Муж коллеги час назад ушёл в военкомат — повестку не получал, но хочет узнать: подлежит ли он призыву или может записаться хотя бы в территориальную оборону…
    ТВ показывает: в каждом городе разливают в бутылки смесь бензина и автомобильного масла — готовят коктейль Молотова для встречи россиян и обороны своих домов и улиц.
    Заглядываю в Интернет. Коктейль Молотова эффективен, если бутылка разбивается на решётке воздухозаборника, но современные танки имеют на воздухозаборниках надёжную защиту. «Бросайте бутылку на люк башни — танк ослепнет», — инструктируют наши тероборонцы…
    27 февраля.
    Тяжёлый день.
    Началось наступление на Харьков.
    Но, встретив сопротивление, российские войска отступают. Тех, кто успел прорваться, уничтожают на городских улицах.
    Одновременно поступает информация, что власть Белоруссии готова дать разрешение президенту на ведение боевых действий на территории Украины.
    С телеэкранов звучат обращения белорусских военных-отставников к народу и армии Белоруссии: не выполняйте преступных приказов, не начинайте войну с братским народом!
    Но слышат ли их белорусы? Или только мы?..
    Зашевелились наши так называемые западные партнёры
    Выясняется, что американские эксперты предрекали, что Украина в случае вторжения сможет продержаться не более 24 — 48 часов.
    Но страна держится! Запад начинает говорить о санкциях против РФ: об отключении России от международной платёжной системы, об аресте активов и т.п.
    Путин в ответ приводит в повышенную боевую готовность стратегические ядерные силы. Дескать, вы нас санкциями, а мы вас межконтинентальными ракетами с ядерными боеголовками!
    Американский президент советует Зеленскому покинуть Киев. Тот отвечает, что ему нужен не транспорт для эвакуации, а оружие для армии.
    Лукашенко, самоназначенный президент Белоруссии, предлагает обеспечить российско-украинские переговоры на белорусской территории, на границе с Польшей. И обещает, что во время переговоров с территории Белоруссии не стартует ни одна ракета, не взлетит ни один самолёт.
    Остаётся ощущение, что Лукашенко лукавит. Войска РФ вошли в Украину не только с российской территории или со стороны Донбасса, но и через Белоруссию! С её территории тоже били по Украине ракетами — ну, разве что не белорусскими? Но, возможно, Лукашенко всё-таки не хочет ввязываться в войну с Украиной? И тогда его обещание сможет послужить хоть какой-то отговоркой в случае нажима со стороны Путина?
    Зеленский в очередном телеобращении прямо говорит, что не очень верит в успех переговоров, но… а почему, дескать, не попробовать?
    28 февраля.
    Харьков утюжат «Градами»!!! Это уже не война — это уничтожение мирного населения. Видимо, приказ: «Любой ценой!» Наши представители ведут переговоры в Белоруссии, а Харьков утюжат! Для усиления российской позиции на переговорах?
    1 марта.
    Киев обороняется. Но города-спутники вокруг него российские войска методично превращают в руины.
    Харьков по-прежнему бомбят и обстреливают.
    Сумы в окружении, но не сдаются.
    Тяжёлая ситуация на юге. Мариуполь, Херсон, Бердянск, Николаев…

    Готова к обороне Одесса.
    Здесь относительно спокойно, но одесситы невооружённым глазом видят стоящие на рейде — вне досягаемости береговых орудий — российские корабли, готовые к высадке десанта.
    На востоке идут бои вокруг Северодонецка. Город многонациональный: когда строился химический комбинат-гигант, сюда ехали люди со всех концов СССР. Почти треть населения — русские. Но, как и в Харькове, оккупантам безразлично, по кому они стреляют: по украинцам или по русским, по мифическим укрофашистам или по реальным приверженцам Путина. Любой ценой! Не жалея ни мирного населения, ни городов и посёлков, ни объектов инфраструктуры!
    Занята Запорожская атомная электростанция (г. Энергодар). Украина заявляет на весь мир о возможности ядерной катастрофы, которая десятикратно превысит чернобыльскую…
    2 марта.
    Жена находит в Интернете три видео: обстрелы Харькова, «столицы русской Украины», и митинг в оккупированном Купянске — безоружные жители стоят лицом к лицу перед вооружёнными оккупантами, мнящими себя освободителями Украины от «укрофашистов», и скандируют: «Уходите!»
    Я ставлю ссылки на эти видео в «Одноклассники», где у меня более ста друзей, множество из которых живёт в России, и даже (как я с удивлением обнаруживаю) девять подписчиков. Ссылки сопровождаю текстом:
    «Смотрите, что творит Путин в братской стране:
    — это Харьков (русскоязычный, но не сдающийся!);
    — это Купянск (уже оккупированный);
    — это снова Харьков.
    Дальше, если хотите, ищите сами. То же самое по всей Украине. Страна и армия не сдаются. Уже есть тысячи погибших российских солдат и сотни пленных. России это нужно? Российским матерям это нужно? А украинским матерям?.. РФ лупит «Градами», крылатыми ракетами, «Искандерами» и т.д. и т.п. по мирным жителям, по ни в чём не повинным городам и посёлкам. Людей убивают в собственных домах и на улицах. Число жертв среди гражданского, мирного населения уже трудно сосчитать. Одна воздушная тревога следует за другой, люди спускаются в подвалы многоэтажек, переоборудованных в бомбоубежища, и… остаются в братских могилах под развалинами домов…
    Весь мир с Украиной. А где Россия?! Россия бомбит… И врёт своим гражданам! ОЧНИТЕСЬ, братья-россияне!!!»
    Итог рассылки оказался печален.
    Большинство моих «друзей» просто отмолчалось.
    Двое обвинили в распространении фейков (то есть, если использовать нормативный русский язык, фальшивок).
    Третий — хамски обматерил…
    Четвёртый — а ведь я считал его другом детства; его дочь вышла замуж за выпускника Кировоградского лётного училища и жила с мужем в Борисполе, он не раз приезжал к ней, а заодно заезжал и ко мне, иначе говоря, своими глазами видел и Украину, и какие люди в ней живут — безапелляционно заявил, что в отношении Украины он поддерживает Путина.
    Когда я читал его ответ, в городе в очередной раз завыли сирены воздушной тревоги. Но, хотя и наспех, я ему ответил:
    «У нас опять воздушная тревога! Пишу, пока жив и пока есть Интернет. Спускаюсь в бомбоубежище. А ты продолжай поддерживать Путина. Прощай».
    Увы-увы, прощайте все, кого я считал друзьями…
    3 марта — 10 марта.
    Череда каких-то невыразительных дней.
    Ежедневные воздушные тревоги.
    Постоянно включённый телевизор, от которого невозможно оторваться, хотя после удара российской ракеты по телевышке в Киеве ТВ начало работать хуже.
    Горькое чувство, что наши так называемые западные союзники, столь горячо поддерживающие Украину на словах и обещающие поддержку, просто умыли руки. Антироссийские санкции введены лишь частично. Обещали дать Украине истребители для защиты неба, но, пообещав, затеяли между собой бюрократические игры, выясняя, кто кому и сколько должен заплатить. Обещания — есть. Истребителей — нет! Точкой стало заявление Столтенберга: задача НАТО — не допустить выхода войны за пределы Украины. И баста! А вы там как хотите! Если не станет страны — не будет и проблемы…
    Ну и что с того, что в РФ подорожал доллар?! Рядовой россиянин покупает продукты не за доллары, а за рубли. Ах, продукты, вы говорите, тоже подорожали?! Как же тяжело вам, бедным, по сравнению с жителями украинских городов, того же Мариуполя, в частности, или Харькова, или Сум, или Херсона, сидящими в подвалах и на станциях метро. Как же тяжело стало вам жить в сравнении с жителями украинских городов, сидящими вообще без подвоза продуктов, без тепла, воды, электричества, газа…
    Что с того, что российские банковские карточки стали недействующими в Европе? Рядовой россиянин по Европам не ездит. Рядовой россиянин, солдат-срочник брошен в пекло боёв в Украине. И жалится маме по телефону (это из данных радиоперехвата). А российская мама отвечает: а ты, сынок, всё равно воюй, потому что, если убежишь, тебя здесь посадят. Правда, есть и такие, кто не жалится. «Прикинь, вчера разграбили магазин и пили коньяк за семь тысяч!» Другой жене звонит: «Слушай, мы тут в депутатский посёлок попали — так что теперь у тебя две норковые шубы: одна „эмка”, другая — „эска”». А донельзя расстроенная жена отвечает: «Они же мне малы будут!»
    Бедные-бедные россияне! Как же я вам сочувствую!..
    Анатолий Юрченко, член Конгресса литераторов Украины и Межрегионального союза писателей, Знаменосец Председателей Земного шара.
    (Продолжение по возможности следует.)

    Автор: Анатолий Юрченко



    Похожие новости
  • Первый международный литературный конкурс «WAR IN UKRAINE — 2017» подвёл итоги
  • Neznakomke
  • Акция памяти Пушкина в Украине
  • Болгары: история переселения в Приазовье
  • Заводные революции
  • Комментарии

    Держись, Знаменосец ПЗШ! Мы с тобой! У нас иногда звуки взрывов в отдалении.
    МОЯ ДУША СМЕРТЕЛЬНО СКОРБИТ, но что я могу сделать, когда мне кажется, что каждый день мой может быть последним. Нет, я не опускаю руки, с трудом, но хожу 1 км. в магазин ГиперМаркет за продуктами, обходя баррикады на наших улицах из мешков с песком, автомобильных шин, мусорных баков и противотанковых ежей. Ближние 3 магазина и 4 аптеки не работают. Продуктов почти нет, всё вымели с перепугу. Голые прилавки, где раньше были крупы, сахар, лук репчатый, консервы, масло сливочное, но кое-что еще есть, мёд (идет вместо сахара), в кулинарном отделе блинчики с мясом, винегрет, рыба жареная, хлеб ограниченного ассортимента, яблоки, болгарский перец. Пока хватает. Как там у вас?


  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новые статьи
Книги

К вам пришёл Шойгу (по Михаилу Задорнову): Хроника войны. Взгляд из центра Украины.

Я, автор, предлагаю этот материал читателям сайта «Литератор», хотя он и не вписывается ни в одну из его рубрик. Но мои очерки, опубликованные в разделе «Этнокультура», прочли тысячи читателей. И мне очень хотелось бы, чтобы и в этот раз читателей было не меньше.
23 февраля.
День, который вроде бы ничего ещё не предвещал. Даже несмотря на то, что Путин уже признал отколовшиеся от Украины части Луганщины и Донеччины независимыми республиками и приказал ввести российские войска на Донбасс. Несмотря на то, что у северной границы Украины активно проводились российские военные учения совместно с Вооружёнными силами Белоруссии, а в Чёрном море, под самой Одессой, — так называемые учения Военно-морского флота Российской Федерации. Всё это наводило на мысль, что войска отрабатывают слаженность подразделений перед вторжением. Американский президент Байден ежедневно проводил брифинги и предупреждал, что по данным американской разведки вторжение РФ в Украину может произойти в любой день. И одновременно, словно развязывая Путину руки, говорил, что ни один американский или натовский солдат не ступит на территорию Украины для её защиты. США и европейские государства эвакуировали из Киева свои посольства и настойчиво рекомендовали своим гражданам срочно покинуть пределы Украины. Со стороны «независимого» Донецка уже несколько дней интенсивно обстреливались украинские позиции по линии размежевания. К этому все уже как бы давно «привыкли»: на то «они» и боевики, чтобы стрелять, однако в этот раз били не только по позициям украинских войск. Теперь обстрелам подвергались и прилегающие населённые пункты на украинской стороне. Снаряды летели в жилые дома, уничтожали объекты инфраструктуры. Один из снарядов попал в детский садик. Счастье, что дети были в другой части здания — в столовой, только-только заканчивали завтракать. Украинское телевидение сразу же пустило этот сюжет в эфир. Российское телевидение немедленно его записало и пустило по своим телеканалам. Со своим комментарием. Оказывается, садик, по версии российского ТВ, находился на территории «независимой» республики, а обстреляли его украинские националисты…
Президенту Франции Макрону, прибывшему в Москву для переговоров, даже не подали машину к трапу самолёта, заставили дожидаться Путина в какой-то проходной комнате, а затем усадили напротив российского президента за длиннющий овальный стол. Знай, дескать, своё место. В Интернете шутили: а надо ли было вообще прилетать, чтобы общаться на таком расстоянии, если с тем же успехом можно было позвонить по телефону?
За тем же длиннющим столом прошли и переговоры с канцлером Германии Шольцем.
И ровно настолько же бесполезные…
США и страны Европы начали поставлять в Украину оружие для обороны.
Россия тут же потребовала вывезти это оружие обратно…
И всё же… Женщины поздравляли мужчин с праздником. Мужики — друг друга. И поднимали рюмки со словами: «Ну, за ту славную армию, в которой мы служили!»
Надежда, что «попугают» и оставят в покое, ещё оставалась…
24 февраля. Первый день войны.
В пять часов утра нас с женой разбудил звук самолёта в небе. Звук, от которого, после прекращения работы кировоградского аэропорта и ликвидации авиачасти в Канатово, горожане давно отвыкли.
Самолёт увидеть не удалось. Куда и откуда он летел, тоже непонятно.
Включили телевизор.
И онемели.
Началось!
Невольно вспомнились слова песни 1941 года:
«Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили,
Что началася война».
Не совпала только дата…
Вторжение, как и следовало ожидать, началось сразу с трёх направлений: севера, востока и юга. Спешно созванный украинский парламент ввёл в стране военное положение. Телевидение передавало и обращение Путина к гражданам РФ. Он якобы действует в интересах России: страна не может нормально жить и развиваться, когда от соседней Украины исходит угроза. Видимо, нешуточная: Моська готовилась напасть на слона, и если слон не начнёт первым, ему несдобровать… Да и слова о развитии России звучали весьма сомнительно: страна, как и при Брежневе, продолжала проедать свои ресурсы. С той лишь разницей, что создала вдобавок к тому условия для баснословного обогащения своих новоявленных олигархов…
Впрочем, ещё до того из уст Путина на всю Россию и на весь мир прозвучало ещё одно откровение: а что если Украина станет членом НАТО и потребует обратно Крым — нам что, с НАТО воевать?.. Подтекст был очевиден: задушить Украину, пока она безоружна и беззащитна…
Очень хотелось сказать: Путин сошёл с ума. Как в своё время сошёл с ума и Гитлер, развязав Вторую мировую войну…
Моя жена, собрав деньги, которые были в доме, побежала в ближайший супермаркет покупать продукты.
Хотя мы и не понимали, что конкретно нужно покупать, в каких количествах, на какое время может хватить купленного и что будем делать дальше.
Супермаркет был забит покупателями, тоже не слишком ясно понимающими, что нужно купить. Какой-то мужик тащил к кассе даже здоровенную упаковку баночного пива. Видимо, считая его продуктом первой необходимости. Очереди от касс тянулись через весь торговый зал.
На улице выстроились длиннющие очереди у банкоматов: люди спешили снять наличку…
В дверь квартиры позвонила пожилая соседка.
— Ко мне дочь приехала и набрала полную ванну воды. Набирайте и вы — говорят, воды несколько дней не будет…
Я, в свою очередь, отправился в гараж — принести картошки из подвала. Увидел, что очереди у банкоматов не стали меньше. Длинные очереди стояли и у аптек. У трёх автозаправочных станций — двух бензиновых и одной газовой  — на подходе к гаражным кооперативам выстроились чуть ли не километровые автомобильные очереди. Бензин продавался дороже, чем несколько дней назад. Ненамного. На пару гривен. Но при таком бешеном спросе и эта пара гривен должна была обернуться хорошей прибылью. А в остальном город жил обычной жизнью: ходил городской транспорт, в квартиры подавались газ, вода, тепло и электричество. Но в самом воздухе висело ощущение тревоги. Гаражный кооператив, обычно довольно многолюдный — кто-то возился в гараже, кто-то выезжал, кто-то возвращался, оказался неожиданно пустым и непривычно тихим. Я спустился в подвал, набрал два пакета картошки, предусмотрительно купленной ещё осенью — нет, не под войну, а просто на зиму, и запер гараж, ещё раз удивившись непривычной тишине и пустоте.
У ворот кооператива увидел двоих: один — охранник, который давно примелькался, второго я сразу не узнал, но он тут же проявил бдительность:
— У вас паспорт при себе?
— А вы кто такой?
В подтексте: кто вы такой, чтобы проверять документы?
— Я председатель правления!
— Извините, не узнал. Но и вы должны меня помнить: членские взносы я вам платил.
Но тут бдительность проявил уже охранник:
— А что это вы пришли с одной сумкой, а выходите с двумя?
Бодаться желания не было, поэтому ответил миролюбиво:
— Надо было кое-что из квартиры унести, а теперь картошку несу из подвала. Хотите проверить?
И тут охранник неожиданно извинился:
— Извините, не узнали вас из-за маски.
Ну да, война войной, а коронавирус и защитные маски на лице никто не отменял…
Домой еду троллейбусом. По дороге ещё две АЗС. У обеих тоже длинные автомобильные очереди…
А дома — включённый телевизор. И поток тревожных новостей: бои, бои, бои…
Вечером с трудом заставили себя выключить телевизор и лечь спать…
25 февраля.
Проснулся в четыре часа утра с тяжёлым предчувствием.
Включил телевизор в соседней комнате телевизор.
Звук поставил на минимум…
Слава Богу, предчувствие меня обмануло: идут бои, но Киев не взят. Больше того — наступление на Киев остановлено, российские войска несут потери.
Надо бы поспать ещё хотя бы пару часов. Но тут над городом опять раздаётся гул самолётов. Или вертолётов? Из окон не видно — что в небе и где. На несколько минут гул зависает над головами, но потом уходит.
Утром новости всё те же. Киев отстояли, хотя бои на подступах к столице продолжаются. Российские танки атакуют Сумы, Харьков. Пару танков защитники Харькова сожгли на окружной дороге. На окружной… Практически в самом Харькове… Тяжело на юге. Захвачена Каховская ГЭС…
«Каховка, Каховка, родная винтовка,
Горячая пуля, лети!..

Гремела атака и пули звенели,
И ровно строчил пулемёт.
И девушка наша проходит в шинели,
Горящей Каховкой идёт.
Под солнцем горячим, под ночью слепою,
Немало пришлось нам пройти,
Мы мирные люди, но наш бронепоезд
Стоит на запасном пути».
Как же хорошо звучали эти слова когда-то! А теперь — как горькая ирония! Мы по-прежнему мирные люди, но нас вынудили вступить в бой. И кто?! Внуки и правнуки тех, с кем вместе, плечом к плечу, мы сражались против общего врага и в Гражданской, и в Великой Отечественной…
В середине дня решил выйти в аптеку.
Очередь поменьше, чем вчера, но стоять не хочется. Поэтому захожу по очереди в два ближайших супермаркета.
В одном из них стеклянные входные двери и витрины закрывают картоном. Для этого ломают и сплющивают картонные коробки, в которых завозились продукты. И светомаскировка, и одновременно защита от осколков в случае, упаси боже, бомбёжек.
Вчера в этом супермаркете размели растительное масло, но сегодня уже завезли свежую партию. Бутылки стоят на полках, никто их не расхватывает, значит, те, кто хотел запастись растительным маслом — уже запаслись.
Но в обоих супермаркетах есть и полки, зияющие пустотой. Раскупили муку, тушёнку, недорогие рыбные консервы. «Смотри, — женщина показывает мужу, — тут ещё и килька осталась!» Одна-единственная банка на полке. Из дорогих.
В обоих супермаркетах нет хлеба. Во втором есть собственная выпечка, и за ней стоит очередь. Когда вывозят очередную партию свежеиспечённых батонов, их тут же разбирают. Но спокойно, без толкотни, без «вас тут не стояло», строго по очереди.
Заполнены полки с водкой, коньяками, винами.
На время войны продажа алкоголя запрещена…
Конец дня проходит всё в том же томительном ожидании новостей у телевизора.
Город взят. Город отбит. Бои на окраинах. Противник нанёс удар. ПВО сбила крылатую ракету. Крылатая ракета попала в жилой дом. И т.д.
26 февраля.
Утро.
Ночью опять пытались взять Киев. Но город опять выстоял. Есть диверсионные группы, но их вылавливают и нейтрализуют. Запрещено движение по мостам через Днепр. Любой, кто появится на мосту, будет автоматически считаться диверсантом.
Сумы в окружении, но не сдались. Действуют силы территориальной обороны, и российские войска в город не лезут.
Бои продолжаются. Но локальные, без единой линии фронта. Там, где высадился десант. Там, где вошли танки, бронемашины и пехота.
Украинский истребитель Су-27 сбил у Василькова российский Ил-76 с десантом на борту. В нефтебазу в Василькове попали две ракеты, начался пожар.
Телевидение показывает толпы беженцев на пропускных пунктах на границе с Польшей. Их пропускают через границу по упрощённой процедуре, но ведь и она занимает какое-то время…
И вот наконец-то: ТВ начинает показывать российских военнослужащих, которые попали в плен.
Жалкие, растерянные, почему-то плохо обмундированные, они лепечут, что «не знали», «не понимали», «не хотели». Сбитые с толку даже говорят, что готовы взять оружие, чтобы вместе с украинцами отразить российское вторжение. Кто-то ни с того ни с сего вдруг произносит: «Слава Украине». Ну… во время Великой Отечественной и немцы, взятые в плен, начинали лепетать «Гитлер капут».
Начинают показывать и трупы российских солдат, остающиеся на местах боёв…
Появляются и полукомические сюжеты (впрочем, с оговоркой — это было бы смешно, если бы не было так грустно). О заблудившихся танках. Об отставших от своих боевых машинах пехотах. О том, как селяне подходят к их экипажам и начинают перевоспитывать: и чего это вы, хлопцы, сюда припёрлись? А ну-ка скажи «паляниця»…
ТВ объясняет (а возможно, и домысливает), что российские военные пользуются картами «Яндекса», который… здесь не работает: был закрыт ещё при Порошенко, когда закрывали доступ к российским интернет-ресурсам! И как же российский Генштаб готовился к войне, если даже не знал об этом?! Или рассчитывал взять Украину нахрапом?! На старых танках, не имеющих полного боекомплекта! С дезориентированным и плохо обмундированным личным составом?
Но отсутствие «Яндекса» диверсионно-разведывательные группы компенсируют специальными метками и GPS-маячками, оставленными на дорогах и крышах домов. ТВ предупреждает: метки засыпать землёй, заливать смолой, накрывать чем угодно, GPS-маячки — уничтожать.
Звоню коллеге-журналистке, живущей в соседнем доме: двадцать минут назад жена увидела на крыше её девятиэтажки каких-то мужиков. «Проверим, — заверяет она, — хотя это могли быть наши — проверяли крыши». Муж коллеги час назад ушёл в военкомат — повестку не получал, но хочет узнать: подлежит ли он призыву или может записаться хотя бы в территориальную оборону…
ТВ показывает: в каждом городе разливают в бутылки смесь бензина и автомобильного масла — готовят коктейль Молотова для встречи россиян и обороны своих домов и улиц.
Заглядываю в Интернет. Коктейль Молотова эффективен, если бутылка разбивается на решётке воздухозаборника, но современные танки имеют на воздухозаборниках надёжную защиту. «Бросайте бутылку на люк башни — танк ослепнет», — инструктируют наши тероборонцы…
27 февраля.
Тяжёлый день.
Началось наступление на Харьков.
Но, встретив сопротивление, российские войска отступают. Тех, кто успел прорваться, уничтожают на городских улицах.
Одновременно поступает информация, что власть Белоруссии готова дать разрешение президенту на ведение боевых действий на территории Украины.
С телеэкранов звучат обращения белорусских военных-отставников к народу и армии Белоруссии: не выполняйте преступных приказов, не начинайте войну с братским народом!
Но слышат ли их белорусы? Или только мы?..
Зашевелились наши так называемые западные партнёры
Выясняется, что американские эксперты предрекали, что Украина в случае вторжения сможет продержаться не более 24 — 48 часов.
Но страна держится! Запад начинает говорить о санкциях против РФ: об отключении России от международной платёжной системы, об аресте активов и т.п.
Путин в ответ приводит в повышенную боевую готовность стратегические ядерные силы. Дескать, вы нас санкциями, а мы вас межконтинентальными ракетами с ядерными боеголовками!
Американский президент советует Зеленскому покинуть Киев. Тот отвечает, что ему нужен не транспорт для эвакуации, а оружие для армии.
Лукашенко, самоназначенный президент Белоруссии, предлагает обеспечить российско-украинские переговоры на белорусской территории, на границе с Польшей. И обещает, что во время переговоров с территории Белоруссии не стартует ни одна ракета, не взлетит ни один самолёт.
Остаётся ощущение, что Лукашенко лукавит. Войска РФ вошли в Украину не только с российской территории или со стороны Донбасса, но и через Белоруссию! С её территории тоже били по Украине ракетами — ну, разве что не белорусскими? Но, возможно, Лукашенко всё-таки не хочет ввязываться в войну с Украиной? И тогда его обещание сможет послужить хоть какой-то отговоркой в случае нажима со стороны Путина?
Зеленский в очередном телеобращении прямо говорит, что не очень верит в успех переговоров, но… а почему, дескать, не попробовать?
28 февраля.
Харьков утюжат «Градами»!!! Это уже не война — это уничтожение мирного населения. Видимо, приказ: «Любой ценой!» Наши представители ведут переговоры в Белоруссии, а Харьков утюжат! Для усиления российской позиции на переговорах?
1 марта.
Киев обороняется. Но города-спутники вокруг него российские войска методично превращают в руины.
Харьков по-прежнему бомбят и обстреливают.
Сумы в окружении, но не сдаются.
Тяжёлая ситуация на юге. Мариуполь, Херсон, Бердянск, Николаев…

Готова к обороне Одесса.
Здесь относительно спокойно, но одесситы невооружённым глазом видят стоящие на рейде — вне досягаемости береговых орудий — российские корабли, готовые к высадке десанта.
На востоке идут бои вокруг Северодонецка. Город многонациональный: когда строился химический комбинат-гигант, сюда ехали люди со всех концов СССР. Почти треть населения — русские. Но, как и в Харькове, оккупантам безразлично, по кому они стреляют: по украинцам или по русским, по мифическим укрофашистам или по реальным приверженцам Путина. Любой ценой! Не жалея ни мирного населения, ни городов и посёлков, ни объектов инфраструктуры!
Занята Запорожская атомная электростанция (г. Энергодар). Украина заявляет на весь мир о возможности ядерной катастрофы, которая десятикратно превысит чернобыльскую…
2 марта.
Жена находит в Интернете три видео: обстрелы Харькова, «столицы русской Украины», и митинг в оккупированном Купянске — безоружные жители стоят лицом к лицу перед вооружёнными оккупантами, мнящими себя освободителями Украины от «укрофашистов», и скандируют: «Уходите!»
Я ставлю ссылки на эти видео в «Одноклассники», где у меня более ста друзей, множество из которых живёт в России, и даже (как я с удивлением обнаруживаю) девять подписчиков. Ссылки сопровождаю текстом:
«Смотрите, что творит Путин в братской стране:
— это Харьков (русскоязычный, но не сдающийся!);
— это Купянск (уже оккупированный);
— это снова Харьков.
Дальше, если хотите, ищите сами. То же самое по всей Украине. Страна и армия не сдаются. Уже есть тысячи погибших российских солдат и сотни пленных. России это нужно? Российским матерям это нужно? А украинским матерям?.. РФ лупит «Градами», крылатыми ракетами, «Искандерами» и т.д. и т.п. по мирным жителям, по ни в чём не повинным городам и посёлкам. Людей убивают в собственных домах и на улицах. Число жертв среди гражданского, мирного населения уже трудно сосчитать. Одна воздушная тревога следует за другой, люди спускаются в подвалы многоэтажек, переоборудованных в бомбоубежища, и… остаются в братских могилах под развалинами домов…
Весь мир с Украиной. А где Россия?! Россия бомбит… И врёт своим гражданам! ОЧНИТЕСЬ, братья-россияне!!!»
Итог рассылки оказался печален.
Большинство моих «друзей» просто отмолчалось.
Двое обвинили в распространении фейков (то есть, если использовать нормативный русский язык, фальшивок).
Третий — хамски обматерил…
Четвёртый — а ведь я считал его другом детства; его дочь вышла замуж за выпускника Кировоградского лётного училища и жила с мужем в Борисполе, он не раз приезжал к ней, а заодно заезжал и ко мне, иначе говоря, своими глазами видел и Украину, и какие люди в ней живут — безапелляционно заявил, что в отношении Украины он поддерживает Путина.
Когда я читал его ответ, в городе в очередной раз завыли сирены воздушной тревоги. Но, хотя и наспех, я ему ответил:
«У нас опять воздушная тревога! Пишу, пока жив и пока есть Интернет. Спускаюсь в бомбоубежище. А ты продолжай поддерживать Путина. Прощай».
Увы-увы, прощайте все, кого я считал друзьями…
3 марта — 10 марта.
Череда каких-то невыразительных дней.
Ежедневные воздушные тревоги.
Постоянно включённый телевизор, от которого невозможно оторваться, хотя после удара российской ракеты по телевышке в Киеве ТВ начало работать хуже.
Горькое чувство, что наши так называемые западные союзники, столь горячо поддерживающие Украину на словах и обещающие поддержку, просто умыли руки. Антироссийские санкции введены лишь частично. Обещали дать Украине истребители для защиты неба, но, пообещав, затеяли между собой бюрократические игры, выясняя, кто кому и сколько должен заплатить. Обещания — есть. Истребителей — нет! Точкой стало заявление Столтенберга: задача НАТО — не допустить выхода войны за пределы Украины. И баста! А вы там как хотите! Если не станет страны — не будет и проблемы…
Ну и что с того, что в РФ подорожал доллар?! Рядовой россиянин покупает продукты не за доллары, а за рубли. Ах, продукты, вы говорите, тоже подорожали?! Как же тяжело вам, бедным, по сравнению с жителями украинских городов, того же Мариуполя, в частности, или Харькова, или Сум, или Херсона, сидящими в подвалах и на станциях метро. Как же тяжело стало вам жить в сравнении с жителями украинских городов, сидящими вообще без подвоза продуктов, без тепла, воды, электричества, газа…
Что с того, что российские банковские карточки стали недействующими в Европе? Рядовой россиянин по Европам не ездит. Рядовой россиянин, солдат-срочник брошен в пекло боёв в Украине. И жалится маме по телефону (это из данных радиоперехвата). А российская мама отвечает: а ты, сынок, всё равно воюй, потому что, если убежишь, тебя здесь посадят. Правда, есть и такие, кто не жалится. «Прикинь, вчера разграбили магазин и пили коньяк за семь тысяч!» Другой жене звонит: «Слушай, мы тут в депутатский посёлок попали — так что теперь у тебя две норковые шубы: одна „эмка”, другая — „эска”». А донельзя расстроенная жена отвечает: «Они же мне малы будут!»
Бедные-бедные россияне! Как же я вам сочувствую!..
Анатолий Юрченко, член Конгресса литераторов Украины и Межрегионального союза писателей, Знаменосец Председателей Земного шара.
(Продолжение по возможности следует.)

Автор: Анатолий Юрченко



Похожие новости
  • Первый международный литературный конкурс «WAR IN UKRAINE — 2017» подвёл итоги
  • Neznakomke
  • Акция памяти Пушкина в Украине
  • Болгары: история переселения в Приазовье
  • Заводные революции
  • Комментарии

    Держись, Знаменосец ПЗШ! Мы с тобой! У нас иногда звуки взрывов в отдалении.
    МОЯ ДУША СМЕРТЕЛЬНО СКОРБИТ, но что я могу сделать, когда мне кажется, что каждый день мой может быть последним. Нет, я не опускаю руки, с трудом, но хожу 1 км. в магазин ГиперМаркет за продуктами, обходя баррикады на наших улицах из мешков с песком, автомобильных шин, мусорных баков и противотанковых ежей. Ближние 3 магазина и 4 аптеки не работают. Продуктов почти нет, всё вымели с перепугу. Голые прилавки, где раньше были крупы, сахар, лук репчатый, консервы, масло сливочное, но кое-что еще есть, мёд (идет вместо сахара), в кулинарном отделе блинчики с мясом, винегрет, рыба жареная, хлеб ограниченного ассортимента, яблоки, болгарский перец. Пока хватает. Как там у вас?


  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.