Литератор
» » Харитоненко: промышленник и меценат
» » Харитоненко: промышленник и меценат

    Харитоненко: промышленник и меценат

    Харитоненко: промышленник и меценатБиография Павла Ивановича Харитоненко и его отца Ивана Герасимовича, сахарозаводчиков и меценатов из г. Сумы.

    1. Выставка в Сумах. 160-летие П. И. Харитоненко

    Знаменитости, государственные деятели, да и просто богатые люди всегда являются объектами пристального внимания всего общества. 18 января 2013 г. в Сумском областном краеведческом музее открылась выставка, посвящённая 160-летию со дня рождения Павла Ивановича Харитоненко – украинского промышленника и предпринимателя, сахарозаводчика, покровителя искусств, благотворителя и мецената (1852–1914).

    В собрании Государственной Третьяковской галереи есть его портрет работы великого русского художника Валентина Серова. П. И. Харитоненко стал не только крупнейшим сахарозаводчиком России, но и одним из самых щедрых покровителей русского искусства.

    Деятельность предпринимателя способствовала тому, что в конце ХІХ – начала ХХ веков Украина стала крупнейшим производителем и экспортёром сахара. Одним из самых крупных сахарных предприятий семьи Харитоненко был Павловский сахарный завод. Материалы из фондов краеведческого музея, – среди которых на выставке можно увидеть уникальные фотографии начала ХХ века, официальные письма, вещи, принадлежавшие рабочему завода, – повествуют о деятельности предприятия.

    При участии П. И. Харитоненко в 1896 г. в г. Сумы было основано акционерное предприятие «Сумские машиностроительные мастерские». На выставке представлены документы, фотографии рабочих, открытка начала ХХ века с изображением этих мастерских. Почётное место на выставке занимают документы И. Г. Харитоненко: его завещание, документ о распределении имущества между родственниками и печати сахарных заводов.

    Отдельный стенд посвящен материалам, рассказывающим о благотворительной деятельности П. И. Харитоненко. Представлены открытки начала ХХ века и современные фотографии больницы Св. Зинаиды, кадетского корпуса, Троицкого собора, костёла, построенных на его деньги. Обращают на себя внимание и запоминаются портрет П. И. Харитоненко с сыном, портрет И. Г. Харитоненко и его отца Г. Е. Харитоненко. 

    Династия Харитоненко представляла собой новое явление не только в области торгово-экономической деятельности, но и в деле сохранения и обогащения культуры. В то же время эта новая элита, так называемая «третья сила», продолжила и традиции поместного дворянства и усадебного быта – Натальевка и Качановка у отца и сына Харитоненко – а также занималась широкой благотворительной деятельностью.

    П. И. Харитоненко всю жизнь увлекался искусством и сохранил для потомков коллекцию иконописи, французской живописи и значительное количество картин Нестерова. В настоящее время картины из его собрания находятся в известных музеях мира: 24 – в Пушкинском музее, 35 – в Государственной Третьяковской галерее. Ему принадлежали работы 20 отечественных авторов и более 60 работ западной школы. П. И. Харитоненко можно назвать не только продолжателем дела отца по развитию промышленности в Сумах и созданию инфраструктуры города, но и страстным меценатом-коллеционером, покровителем искусства. Не случайно он был избран в 1913 г. председателем Союза друзей Румянцевского музея в Москве и почётным членом Императорской Академии Художеств в Санкт-Петербурге.

    2. Иван Герасимович Харитоненко. Юность его сына Павла

    Харитоненко: промышленник и меценатВ начале двадцатого века стала бурно развиваться национальная буржуазия. Такие меценаты, как Семеренко, Конисский, Чекаленко, Ханенки, Алчевские, Терещенко и другие, вносили большой вклад в развитие национальной культуры.

    Когда Александр II Освободитель издал манифест об отмене крепостного права, поднимавшемуся своим трудом сыну мещанина Ивану Герасимовичу Харитоненко, у которого энергия и сила бурлили, выплескиваясь через край, тесно приходилось в узких рамках: в конце XIX века Сумы были небольшим местечком. Обладавший деловой жилкой и имевший небольшой капитал Иван Харитоненко искал больших доходов и нашел: на Сумщине скупал сахар и на выгодных условиях поставлял его в Петербург. Это позволило накопить капитал, скупить у разорившихся помещиков земли в Харьковской и Курской губерния и засеять первые сотни десятин сахарной свеклой. Однако без своих заводов по переработке сырья дело не двигалось, собственники заводов на паевых долях брали львиную долю сахара, поэтому Харитоненко вкладывал капитал в строительство заводов. Так в 1884 году в селе Мурафа, неподалёку от Красного Кута, появился сахарный завод. Непростым был этот человек, выходец из бедной семьи, селянин, с мозолями и деньгами. Дела его шли столь успешно, что постепенно он становится вторым после Терещенко сахарным магнатом. 

    Единственный сын и наследник Ивана Герасимовича (1822—1891) и Натальи Максимовны Харитоненко Павел родился 160 лет тому 5 января 1853 г. в г. Сумы. Построенный в 1869 году на окраине Сум и названный Иваном Харитоненко в честь своего сына Павловским, завод по производству рафинада вскоре стал крупнейшим в Российской империи.

    Видно, с генами передалась Ивану Харитоненко память о горькой нужде. Сам он, несмотря на миллионные прибыли, жил крайне скромно, вкусы имел самые простые. В то же время щедро выделял средства на благотворительные цели. На своих заводах открывал школы и больницы для рабочих и их детей. Ему обязан возникновением детский приют в Сумах, на строительство и содержание которого Иван Герасимович выделил 240 тысяч рублей.

    Иван Харитоненко имел за плечами всего лишь церковно-приходскую школу. Однако в 1880-е годы он избирается попечителем Харьковского университета. Это было общественным признанием его заслуг перед городом и признаком доверия, которое Харитоненко постарался оправдать. На окраине Харькова по проекту архитектора Михайловского полностью на деньги Ивана Герасимовича (около 100 тысяч рублей) был построен трёхэтажный корпус студенческого общежития на 150 человек. Харьковчане называли его «Дом Харитоненко». Вплоть до Великой Отечественной войны здесь располагался главный корпус медицинского института. На средства Харитоненко был построен в Харькове и удивительный по красоте Троицкий собор, в проектировании которого принимал участие знаменитый московский архитектор А. В. Щусев.

    Заслуги Ивана Харитоненко в области коммерции были отмечены присвоением ему звания действительного статского советника, которое соответствовало генеральскому чину. Он был награждён орденами Владимира III степени и Станислава I степени, что было беспрецедентно для предпринимателя. Именно благодаря усилиям Ивана Герасимовича пришедший в запустение после упразднения казачества уездный город Сумы перед Октябрьской революцией приобрёл вес губернского.

    Умер Иван Герасимович Харитоненко в 1891 г., завещав значительный капитал на благотворительные цели. Так, в завещании было оговорено обустроить в Сумах детскую больницу на 20 коек со всеми удобствами и обеспечить её капиталом на содержание в размере 30 тысяч рублей. Для открытия в Сумах кадетского корпуса Иван Харитоненко завещал свою дачу и капитал в 500 тысяч рублей. Заканчивалось завещание словами: «Наконец, завещаю всю мою любовь моей жене Наталье Максимовне, сыну Павлу Ивановичу, невестке Вере Андреевне и моим дорогим внуку и внучкам. Прошу их любить друг друга и любить город Сумы так, как любил я».

    До 15 тысяч человек собралось в день похорон, чтобы почтить память Ивана Герасимовича. Многие пожелали оставаться в Сумах все 9 дней траура. Для них было построено временное жилище. На траурной церемонии харьковский архиепископ Амвросий сказал: «Почивший был незнатного происхождения, но тем поразительнее сближение первой и второй половины его жизни – бедность и простота, богатство и великолепие... В жизни его была особенность, выделяющая его среди остальных. Он не получил научного образования. Но в нём поражало развитие ума и разнообразные сведения, приобретённые путём самообразования. Он порядочно любил отечество и имел верные понятия о средствах устроения его благополучия. Иван Герасимович страстно любил коммерческую деятельность, как учёный любит свою науку, как художник любит своё художество. Он радовался, что его учреждения красивы, что его поля ухожены, что у тысяч крестьян, работавших на его полях, нет казённых недоимок. Его состояния были обширны. Он остерегался тщеславия и не имел пристрастия к светским удовольствиям. Он делил свое время на труд и тихое отдохновение в кругу семьи».

    Благодарные жители Сум приняли решение установить памятник своему земляку. Но так как памятники можно было возводить только лицам дворянского звания, сумчане обратились к императору Николаю II с ходатайством о разрешении.

    В ответ на ходатайство сумчан Николай II своим Указом ввёл Ивана Герасимовича Харитоненко в дворянское звание с наследованием его по нисходящей линии, а его фамильный герб был увенчан словами «Трудом возвышаюсь». На гербе Харитоненко отражены все сферы его деятельности: жезл указывает на заслуги на поприще торговли и промышленности, колосья символизируют успехи в области сельского хозяйства.

    До сих пор многих интригует получение Павлом Ивановичем в 1899 г. прав потомственного дворянства. И Павел, и его отец получали ордена, чины, уверенно продвигались к социальной верхушке империи. Но что-то ведь послужило последней каплей для возведения сумского сахарозаводчика и мецената в дворянское достоинство! Таким поступком было пожертвование Павлом Ивановичем 16 января 1899 года 100 тысяч рублей на Общество попечения о бедных и больных детях. Это видно из письма представителя Великой княгини Елизаветы Маврикиевны министру финансов России Сергею Юльевичу Витте от 21 января 1899 г. Дело завертелось, пожертвователь был удостоен чина действительного статского советника и вместе с детьми в том же году возведён в потомственное дворянское достоинство с правом на внесение в первую часть Дворянской родословной книги. Сохранилась и копия поздравительной телеграммы с монаршьей милостью С. Ю. Витте П. И. Харитоненко. Вслед за Указом давалось высочайшее разрешение на возведение памятника.

    Сын Ивана Герасимовича Павел Иванович заказал разработку проекта памятника московскому скульптору Александру Михайловичу Опекушину, автору знаменитого памятника А. С. Пушкину в Москве. Памятник Ивану Герасимовичу Харитоненко был установлен на центральной площади Сум и простоял там до 1924 г., а потом был разрушен. Только в 1991 г. комиссия по вопросам развития культуры при Сумском горисполкоме приняла решение о восстановлении памятника, и в 1998 г. он был возвращён на своё законное место.

    3. Павел Харитоненко – промышленник

    Харитоненко: промышленник и меценатСемья Харитоненко была добрым гением города Сумы. Сумы достигли цветущего положения благодаря Ивану Герасимовичу и Павлу Ивановичу. Павел Иванович Харитоненко достойно продолжил все дела и начинания своего родителя. Личность этого человека заслуживает отдельного описания. 

    Для воспитания и образования Павла родители средств не жалели: на дом приглашали лучших учителей, благодаря чему юноша к 17-ти годам получил образование, значительно превышавшее объём среднего учебного заведения. После этого отец отправил его в Германию, где юноша в течение двух лет посещал вольнослушателем лекции в Гейдельбергском университете и получил фундаментальные знания в области экономики и естественных наук. В частности, здесь он основательно изучил химию, математику и даже философию.

    После возвращения в родной город Павел Иванович занял свою первую общественную должность – почётного попечителя епархиального училища. Через несколько лет его изберут церковным старостой Свято-Духовской церкви Александровской Сумской гимназии. На этом посту он пробудет почти 30 лет, до конца своей жизни. Одновременно с этим Павел Иванович тщательно и вдумчиво под крылом отца вникал во все тонкости хозяйственного механизма фирмы. Вскоре Иван Герасимович стал поручать ему вести самостоятельно некоторые направления её деятельности. Уже в апреле 1870 г. молодой Павел участвовал в торговых операциях с курскими партнерами Торгового дома Харитоненко. 

    Вера и Павел ХаритоненкоПавел Иванович женился на дочери бывшего предводителя дворянства курской губернии А. А. Бакеева – Вере Андреевне (1859–1923).У них были дочери Зинаида Наталья, Елена и сын Иван, двое других детей – Зинаида и Глеб – умерли в детстве. Их именами названы часовни.

    На песчаном пустыре, где ветром за век нанесло барханы, поросшие бурьянами, Иван Герасимович скупил земли, открыл экономию, назвал её в честь старшей внучки Елены, основал семейный парк. На песчаных берегах реки Мерчик в вековых дубравах Харьковской губернии выросли усадьбы, появились огромный манеж, оранжерея, хозяйственные постройки. Парк назвали Натальевкой – по одним данным, в честь супруги И. Г. Харитоненко, Натальи Максимовны, по другим данным – в честь младшей внучки, Наталки.

    После смерти отца Павел Иванович активно занялся хозяйственными делами. Получив от Ивана Герасимовича богатое наследство (11 имений, сеть контор Торгового дома с командой опытных управленцев, мощное сахаро-рафинадное производство на Украине, семь сахарных и один рафинадный завод, с центральной конторой в Сумах – «Харитоненко и сын», а также товарное лесное хозяйство в Сумской области), Павел Иванович сумел поднять семейное дело на новую высоту. Он модернизировал отцовское хозяйство и округлил его приобретением земель и производств в Качановке на Черниговщине. Несмотря на пожар 1907 года, уничтоживший Павловский рафинадный завод в Сумах, к 1914 г. состояние Павла Харитоненко достигло 60 миллионов рублей, земельные владения – свыше 56 тысяч десятин (не считая арендованных). В Государственном банке у Харитоненко была крупнейшая кредитная линия в 9 миллионов рублей. Постоянный член объединений российских сахарозаводчиков, заместитель председателя Общества сахаразаводчиков, в 1914 г. Павел Иванович организовал создание национального рафинадного синдиката и был избран заместителем директора правления. Он входил в советы директоров многих предприятий, в том числе руководил Белгород-Сумской железной дорогой, Сумскими машиностроительными мастерскими и т. п. Деятельность его на этом поприще была столь популярной, что одну из станций ж/д назвали именем Харитоненко.

    Торговый дом Харитоненко снабжал сахаром чуть ли не полстраны; представительства фирмы имелись в Москве, Харькове, Петербурге, Томске, Новосибирске, Владивостоке и даже в Германии, Австро-Венгрии, Финляндии, Турции и Персии. К 1914 г. Павлу Ивановичу Харитоненко только в Харьковской губернии принадлежало 10 сахарных заводов, что давало ему возможность поставлять сахар в различные районы Российской империи и далеко за её пределы. Свои поставки он мог осуществлять бесперебойно благодаря огромной сети складских помещений на севере и юге России, Сибири, а также за границей. Предприятия Харитоненко получали высокие награды на промышленных и сельскохозяйственных выставках в стране и за рубежом, а на Всемирных выставках в Париже и Глазго в 1900–1901 гг. фирма имела собственные павильоны, которые проектировал Фёдор Шехтель.

    Производство и технологии постоянно модернизировались, велись селекционные работы, изучался иностранный опыт ведения предприятий. Павел Иванович скрупулезно изучал все новшества и научные разработки в сахарной промышленности и старался внедрять их на своих заводах. Для увеличения производительности сахарных заводов и повышения продуктивности свекловичных плантаций П. И. Харитоненко организовывает проведение в своих имениях ежегодных научных семинаров для специалистов и управляющих заводов. С целью проведения агрономических изысканий он открывает в своём Николаевском имении первое опытное поле. В период с 1893 по 1894 гг. им закладывается ещё два опытных поля, а в 1897 г. на базе Парафиевского опытного поля основывается опытно-селекционная станция. Станцию назвали Ивановской в честь Ивана Герасимовича Харитоненко. На ней проводилась программа исследований по актуальным вопросам общего земледелия и свекловодству, в частности под руководством директора Я. М. Жукова и профессора А. Е. Зайкевича. Являясь владельцем обширнейших сельскохозяйственных угодий, имея в своем арсенале незаурядные знания и опыт ведения производства, Павел Иванович Харитоненко не прекращал интересоваться новейшими достижениями в сельском хозяйстве, внимательно следил за агрономической наукой и опытными исследованиями, постоянно используя их для ведения практического сельского хозяйства.

    На предприятиях Павла Ивановича внедрялось самое прогрессивное оборудование того времени. Так, на Новоянковском сахарном заводе Харьковской губернии впервые в мире была внедрена выпарная установка под давлением (разработка Акционерного общества механического завода «Борман Шведе и К», Варшава), которая привела к экономии топлива, максимальное использование вторичных паров при нагревании сока и варки без ухудшения качества сахара и уменьшения его цветности, кроме того, полностью исключалось попадание сахара в конденсированные воды.

    На всех сахарных заводах, принадлежащих Павлу Ивановичу, были установлены правила внутреннего распорядка, которые неукоснительно исполнялись и контролировались. Благодаря чётко налаженному производству и производственной дисциплине достигалось высокое качество производимой продукции. Об этом свидетельствует распоряжение директора Павловского сахарорафинадного завода А. Кривера:

    «Воспрещается старостам и смотрителям за работами Павловского сахарорафинадного завода заставлять рабочих исполнять работы, не относящиеся к заводскому делу, а также принимать от рабочих какие-либо подарки и всякие угощения (в особенности водкой). Замеченные в подобных поступках старосты и смотрители за работами будут строго наказаны.

    г. Сумы, мая 4 дня 1903 г.

    Директор завода А. Кривер».

    Как и на многих других предприятиях, в декабре 1905 г. на Павловском заводе Павла Ивановича в Сумах началась забастовка. Забастовщики требовали повышения платы за основную работу, за работу в праздничные дни, повышение расценок за аккордные работы. Администрация пошла на уступки рабочим, согласившись увеличить заработную плату на 3 руб. в месяц, работу в праздничные дни оплачивать в двойном размере и на 25% повысить расценки за аккордные работы.

    4. Павел Харитоненко – благотворитель и меценат

    Серьёзное занятие свеклосахарным производством ни в какой степени не мешали П. И. Харитоненко заниматься общественно-полезной деятельностью. От отца Павел Иванович унаследовал стремление к благотворительности. Ещё в юности, живя в Москве, общаясь с цветом московской интеллигенции, формируясь как меценат, Павел Харитоненко понял неразделимость экономического и культурного развития России. Талантливый предприниматель, один из крупнейших сахарозаводчиков и землевладельцев России, он был и крупным меценатом. «Богатый, как Крез, щедрый, как Меценат», – так говорили о нём современники.

    Многие годы Павел Иванович состоял директором Московского отделения Императорского Русского музыкального общества, в ведении которого находилась Московская консерватория, где на средства Харитоненко обучались 20 студентов-украинцев. Все благотворительные и культурные начинания мужа поддерживала его супруга. Павел Иванович и Вера Андреевна занимались попечительством учебных заведений, делали крупные денежные пожертвования больницам, детским приютам, помогали в строительстве церквей и благоустройстве селений. Они построили школу для сирот и ребят из многодетных семей и постоянно заботились, чтобы выпускники этой школы учились в гимназиях, а после окончания получили дипломы специалистов и вступили в самостоятельную жизнь.

    Павел Иванович завершил все строительные планы отца, дополнив и развив их в области строительства дорог и благоустройства улиц, строительства железнодорожной линии Сумы – Белгород.  Он строил водопроводы, электрическое освещение в Сумах, бедняки в его лице встречали щедрого благодетеля. Щедрый взнос был внесён Павлом Ивановичем на строительство памятника Богдану Хмельницкому в Киеве, первого бетонного моста в Сумах через реку Сумку. Харитоненко также вносит 2 тысячи рублей на строительство народного дома в Харькове. Благодаря пожертвованиям семьи Харитоненко в г. Сумы появились гимназия, детская больница, богадельня, часовня св. Глеба.

    П. И. Харитоненко стремится поднять авторитет любимых Сум, привлечь к этому городу как можно больше талантливой молодежи. Для этого Павел Иванович пригласил известных фотомастеров, которые сфотографировали все достопримечательные места. Затем они отпечатали более 300 снимков – в основном в Стокгольме. Эти снимки использовались как путеводитель по любимому городу Павла Харитоненко и являлись его гордостью: такой рекламы в то время не имели даже губернские города.

    Когда профессор Иван Владимирович Цветаев, отец известной поэтессы Марины Цветаевой, выступил с предложением помочь в строительстве и содержании Румянцевского музея изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина), Павел Харитоненко первым откликнулся на этот призыв. За это его избрали первым Председателем Общества друзей Румянцевского музея, основанного в Москве в 1913 г.

    В благодарность за заслуги в деле промышленности и благотворительности Павел Иванович получил награды и чин тайного советника (что соответствовало III классу и званию генерал-лейтенанта), звание почётного гражданина города Сумы.

    Павел Харитоненко и его супруга были страстными любителями русской живописи и никогда не жалели денег на приобретение картин. Павел Иванович посещал выставки художников-передвижников, покупал их работы. В его собраниях были картины Лемоха, Архипова, Поленова, братьев Васнецовых, Сурикова, Серова, Коровина, Кипренского, Шишкина, Репина, Верещагина, Айвазовского, Малявина, Врубеля, Сомова, старинные иконы украинской и российской школ, самая полная и наилучшая коллекция Нестерова, картины признанных художников других стран, а гордостью хозяев и жемчужиной этого уникального собрания стало знаменитое полотно И. Крамского «Неизвестная».  Харитоненко дружили с художником Нестеровым и часто бывали у него в гостях. У Павла Ивановича в коллекции были его картины «Тихая жизнь», «Молчание», «Осенний день», «Вечерний звон». Нестеров с теплотой отзывался об их семье: «Они были добры, внимательны к людям... тратили огромные деньги на свои Сумы, на десятки учреждений, ими созданных...».

    В собрании Харитоненко была и богатейшая коллекция икон, считавшаяся третьей по значимости в России. В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже Павел Иванович Харитоненко имел собственный павильон, где знакомил посетителей и с собранной им коллекцией икон. В 1911–1912 годах в дни празднования 300-летия Дома Романовых часть икон экспонировалась на выставке иконописи и художественной старины в Москве. Общая стоимость всех выставленных икон оценивалась в 150 тыс. рублей. После национализации эта коллекция пополнила фонды музеев Москвы и Петербурга. 

    5. Особняк на Софийской набережной

    Когда Павел Иванович решил построить себе представительский дом в Москве, он выбрал самое красивое место – против величественного Кремля. С того места на Софийской набережной, где в 1893 г. он построил свой дворец, можно пересчитать чуть ли не все 33 золотых купола на Боровицком холме.

    Строительство началось в 1891 году по проекту архитектора Василия Залесского. Свой особняк на Софийской улице Харитоненко выстроил в духе французского Возрождения XVI века, в академической манере, но внутри себя дом таит сюрприз. Создание интерьеров было поручено молодому, но уже снискавшему славу мастеру – Фёдору Шехтелю. Готический стиль, который кажется подлинным, а не стилизацией, погружает входящего в атмосферу средневековья прямо с порога. Интерьеры Шехтеля всегда поражают выверенностью и продуманностью каждой детали, нет не значащих мелочей, и куда бы ни упал взгляд, к чему бы ни прикоснулся посетитель, всё изыскано, стильно, изумительно красиво. Он применял тот художественный метод, который позднее получил название эклектики. Это своего рода авангард, эпатаж для того времени. Медная дверная ручка– необычная: это целый басенно-мифологический сюжет, словно из времён Лафонтена или Апулея. Собака и рыба борются за одну и ту же кость. Широкая роскошная лестница, ведущая на второй этаж, украшена сложной резьбой, оригинальными балясинами и эффектным, безмятежно восседающим на перилах орлом. А позади него обнажает зубы извивающийся дракон.

    На стенах живопись совсем иного рода – это пейзажи известного французского художника второй половины XVIII в. Юбера Робера, привезённые Павлом Ивановичем из Парижа в 1911 г. Ему удалось собрать целую галерею замечательных полотен, многие из которых сегодня являются гордостью Третьяковки, Пушкинского музея, Эрмитажа и Русского музея. Особняку на Софийской набережной тоже выпала честь хранить шедевры мировой живописи, в том числе зарубежных художников-импрессионистов. Для картин была отведена специальная комната, декорированная в стиле Второй Империи. На отделку собственной художественной галереи Харитоненко не поскупился. Для этого был специально приглашён французский художник Франсуа Фламенг: он расписывал потолочный плафон. Его кисти принадлежат и два очаровательных картуша над дверями галереи.

    Двери этого дома были всегда распахнуты для писателей, поэтов, скульпторов, художников. В парадном Белом зале особняка на Софийской набережной выступали великие люди, гордость отечественного музыкального и театрального искусства – композитор и пианист Александр Скрябин и певец Фёдор Шаляпин, режиссером домашних любительских спектаклей был сам Иван Москвин,а  гостивший у Харитоненко Анри Матисс рисовал отсюда вид на Кремль.

    Особняк Харитоненко, в котором потом долгие годы размещалось английское посольство, а в настоящее время находится резиденция английского посла, с 1996 г. является объектом культурного наследия и охраняется государством. Пожалуй, это один из самых недоступных для обозрения архитектурных памятников столицы: по нему не водят экскурсии даже в День культурного наследия и в День музеев.

    В настоящее время бывшая галерея используется как столовая посольства, а стены её украшают работы известных английских художников Д. Хейтера, Л. Филдса, У. Луэллина. Это копии старинных парадных портретов, специально выполненные для британских посольств. Неизменный интерес вызывает портрет короля Георга V, похожего на своего двоюродного брата – царя Николая II.

    Рядом с картинной галереей, обращённый окнами на Кремль, находится парадный Белый зал, который носил название танцевального, – самое большое и богатое помещение в доме. В этом зале с золотой лепниной сохранилась огромная хрустальная люстра. Приобретённая прежними хозяевами бело-золотая мебель с египетскими мотивами так же, как и белый рояль лондонской фирмы «Данеманн», появившийся в советское время, органично дополняют общий стиль. В Белом зале сохранился великолепный наборный паркет из ценных пород дерева с ромбовидным орнаментом, в центре которого – большой круг с узором.

    В этом зале устраивались домашние спектакли, о которых можно прочесть в воспоминаниях писательницы Т. Аксаковой-Сиверс: «В доме Харитоненко я участвовала в двух любительских спектаклях. Оба раза в качестве режиссёра был приглашен Иван Михайлович Москвин. Думаю, что хозяевам эти затеи стоили очень дорого, так как иначе вряд ли Москвин согласился бы возиться с 16-летними актерами, не умевшими ни ступить, ни сесть на сцене». 

    В наши дни, продолжая музыкальные традиции прошлого, здесь часто дают концерты английские и российские исполнители.

    Из танцевального зала можно пройти в две гостиные – красную (она имеет выход на балкон, с которого открывается потрясающий вид на Московский Кремль) и голубую, служившую приёмной хозяйки. Часть помещения второго этажа и мансарды предназначались только для частной жизни. Здесь располагались спальни, детские, гостевые комнаты, помещения для прислуги. В подвале находилась кухня, кладовые, система отопления.

    Особняк Павла Харитоненко на Софийской набережной привлекал не только красотой интерьеров и богатством художественной коллекции, но и дружественной атмосферой, которую сумела создать в нём хозяйка дома Вера Андреевна Харитоненко. Сам Харитоненко был, как говорят, широкой души человек. О шумных и весёлых приёмах в особняке на Софийской ходили легенды. Та же Аксакова-Сиверс пишет: «В Рождественский сочельник у Харитоненко устраивалась ёлка. В 9 часов вечера подавался ужин, причём под скатертью, по малороссийскому обычаю, лежал тонкий слой сена, поверх же скатерти – букеты фиалок и ветки мимозы. Под салфеткой приглашённые находили какой-нибудь рождественский подарок. Девочки Клейнмихель и я, как наиболее любимые, находили обычно на тарелках замшевый футляр с какой-нибудь драгоценной безделушкой – чаще всего брошкой из мелких бриллиантиков или уральских камней».

    Сохранились воспоминания английского вице-консула в Москве Брюса Локкарта о званом вечере, происходившем в доме сахарозаводчика Харитоненко в январе 1912 г: «Это был огромный сказочный дворец. Волшебная страна цветов, привезённых из Ниццы, с оркестрами, игравшими в каждом вестибюле».

    Все члены многочисленной семьи Харитоненко были прихожанами храма Софии Премудрости Божией в Садовниках, находящегося недалеко от особняка, а сам Павел Иванович десять лет был его церковным старостой. Одновременно со строительством нового дома, в благодарность за излечение дочери, он построил новую трапезную храма вместо обветшавшей старой.

    6. Поместье в Натальевке

    Павел Иванович очень любил и ценил не только искусство, но и живую природу. В Натальевке он продолжал расширять парк. Сотни людей участвовали в планировании парковых дорожек, завозили грунт, разбивали газоны и цветники, сажали каштаны, ели и сосны. На 55 заросших гектарах в заводях Мерчика и на его песчаных берегах были высажены деревья ста видов. Здесь обрели новую родину американские колючие ели, красные и болотные дубы, канадские ели, смереки бальзаминные, липы мелколистные и американские, канадские тополя. Отдельными островками высадили черёмуху, одноцветные смереки, серебристые клены и туи. Окультурили дубравы и сосновые леса. Некоторым дубам здесь – до пятисот лет.

    В этом поместье всегда царили доброта и щедрость. В послеобеденное время здесь любили гулять по парку. Бродили по аллеям, вокруг которых с ранней весны и до поздней осени росли розы и другие цветы. В зимнем саду поражала роскошь тропических растений, завезённых сюда с берегов Адриатики. Харитоненко был лично знаком со многими художниками своего времени, российскими и иностранными. Они по приглашению не раз навещали его в Московской и Наталиевской усадьбах. Павел Иванович предоставлял покои и службы его имений художникам и музыкантам, в Натальевке неоднократно гостил Чехов.

    Вера Андреевна, хозяйка усадьбы, была приветливой, доброй, уважительной к людям. Для тех, кто старательно работал в экономии, на сахарозаводе или в усадьбе, у Веры Андреевны всегда находилось доброе слово. О её милосердии ходили легенды. Особенно она заботилась о тех, кому довелось хлебнуть горя. Погорельцам заново отстраивали дом, хлев, а то и всё сгоревшее подворье. Молодой семье давали волов или корову – по желанию. Тем, кто имел коммерческую жилку, дарили лавку.

    Харитоненко: промышленник и меценатПавел Иванович занимался и строительством на территории усадьбы. Незадолго до смерти, в 1911–1913 гг., П. И. Харитоненко отстроил заново отцовское имение в Натальевке. Следуя завещанию своего отца, он создаёт в поместье очаг искусства и культуры. С этой целью им были привлечены талантливые исполнители в лице архитектора Щусева (автора проекта мавзолея Ленина и Казанского вокзала в Москве), скульпторов Конькова и Матвеева, художника Добужинского. Замысел этих талантливых мастеров реализовался в дивной красоты церкви, построенной в формах древнерусской архитектуры и украшенной коллекцией старинных икон из собрания Харитоненко, стоимостью в один миллион рублей. 

    Посреди запущенного старинного парка и сейчас стоит эта жемчужина архитектуры – маленький храм, построенный в новгородском и псковском стиле, возможно, XI века, времён Святой Руси. Почему Харитоненко сделал такой выбор? Не архитектор же ему навязал... Можно предположить, что Харитоненко заказал построить такое, чего нигде не было, – такую церковь, какие после Крещения Руси возводили первыми. Создать шедевр, предназначенный для того, чтобы наводить на размышления о памяти предков, о неразделимом во все времена единении народа. Расчёт Харитоненко сбылся. После волны эмиграции начала XX века русские, украинцы, все, кто лишился Родины, построили копию этого храма во Франции: на Лазурном берегу, в Ницце. Возвели точную копию Спасо-Преображенского храма из Натальевки как символ вечной тоски по Родине.

    Все постройки в усадьбе, храм, въездные и выездные ворота Щусев создавал в 1911–1913 гг. по заказу Павла Ивановича. Он построил в поместье и въездную арку, которая своей архитектурой напоминает стиль модерн. Арка сохранилась до наших дней. Только поставленные возле западных въездных две каменные «бабы» были украдены два года назад.

    «Поїдьте подивіться, як наші предки побудували маленьку церкву в Наталовській садибі, що недалеко від Мурафи. У когось хватило розуму за радянські роки не порушити її. Та на неї просто неможливо надивитись, така красива», – советовал в своё время губернатор Александр Масельский. Церковь в Натальевке до сих пор действующая. Вокруг храма – интересный парк с 400-летним дубом и мачтовыми соснами. Хорошее место как для прогулки в выходной день, так и для венчания.

    У семьи Харитоненко была собрана значительная коллекция картин и в поместьях. В московском поместье насчитывалось около 60 полотен западноевропейских художников и более сотни русских. В Наталиевке собрание насчитывало почти двести полотен. В Пархомовской усадьбе – столько же. Харитоненко даже вынашивал идею создать из частной коллекции музей-галерею, как это сделали братья Третьяковы. Однако судьба распорядилась иначе. После революции картины разбросали по музеям. Наталиевские полотна из Харькова попали в Киев, когда туда переезжала столица, некоторые остались в Харьковском художественном музее. В Пархомовском музее сохранилась лишь одна картина из собрания Харитоненко – пейзаж Сергея Васильковского «Вечереет».

    Наталиевский парк постигла судьба практически всех уцелевших дворянских гнёзд. Его превратили в народную здравницу, таковой она остается и по сию пору. С 1946 г. здесь располагается туберкулёзный санаторий «Владимирский». До 1988 г. санаторий был республиканским, а после финансировался из местного районного бюджета. И только последние лет семь – из областной казны. И всё это несмотря на то, что Наталиевский парк признан государственным памятником садово-паркового искусства, а сохранившиеся постройки усадьбы – памятником архитектуры. За все годы советской власти и последующие годы независимости на содержание парка не выделялось ни копейки. Лишь в 90-х проводились исследовательские работы по определению его состояния. Разумеется, сейчас результат этих исследований мало чего стоит: сколько воды с тех пор утекло. Парк по-прежнему потрясает воображение, но в этом заслуга тех, кто с умом и любовью столетие назад создал его. «Благодарные потомки» активно занимались строительством нового мира, у них не находилось времени, денег, а главное – потребности сохранять и поддерживать уникальный рукотворный оазис. Правда, местные жители говорят, что в бытность губернатором Александра Масельского здесь отремонтировали манеж и конюшни. Зато сейчас никому нет дела до уникального памятника паркового искусства.

    7. Смерть Павла Харитоненко, эмиграция семьи. Завет потомкам

     Павел Харитоненко с сыном. Художник Филипп Малявин

    Люди по-разному уходят из этого мира. Павлу Ивановичу повезло уйти до страшных для его семьи событий 1917 г. Скоротечно заболев чахоткой (тогда неизлечимой болезнью) в 1914 г., он не скис, не лёг в постель, окружив себя врачами. Нет – он сел в открытый автомобиль и со скоростью около 20 км/ч объехал все свои владения, сахарные заводы, усадьбы – примерно 600 км. Попрощался со всеми, причём это было не жалостливое прощание, а весёлые приёмы. Мужественная личность. Наверно, такие незаурядные люди, как Павел Иванович Харитоненко, остаются незаурядными во всём.

    Умер Павел Иванович на руках семьи, на 62 году своей  жизни, в ночь на 13 июня 1914 г., в Натальевке, но согласно завещанию похоронен был в Сумах, на кладбище при Петропавловском храме, рядом с отцом. Руководство Торговым домом «Харитоненко и сын» взяла на себя его вдова Вера Андреевна, которая управляла им до 1917 г. В 1917 г. московский особняк семьи Харитоненко национализировали. Через год после этого члены семьи уехали на Украину, а затем и вовсе эмигрировали из страны.

    Род Харитоненко пресёкся на его сыне, Иване, умершем в эмиграции в Мюнхене в 1927. 

    Правда, по женской линии – благодаря дочерям Елене Павловне и Наталье Павловне – династия породнилась со знаменитыми Горчаковыми и Мусиными-Пушкиными. Потомки аристократических родов и бедного мещанина Герасима Харитоненко из Малороссии рассеялись по миру (Швейцария, Франция и др.) и сегодня живут за рубежом. 

    Но в истории сохранились имена выдающихся сахарозаводчиков-предпринимателей, передовых людей своего времени, благотворителей, меценатов Ивана Герасимовича и Павла Ивановича Харитоненко. Кроме благодарной памяти и преклонения перед самоотверженным трудом и общественной деятельностью этих незаурядных личностей, потомкам остались портреты, написанные выдающимися русскими художниками Серовым, Сомовым, Малявиным, хранящиеся в музеях и картинных галереях Москвы, Петербурга, Казани и Харькова. 

    Для Харитоненко всегда важна была нравственная сторона предпринимательства. Не случайно один из исследователей жизни и деятельности знаменитых сахарозаводчиков написал: «Если бы в царской России большинство капиталистов были такими, как Харитоненки, большевистского переворота, очевидно, просто бы не было».

    После национализации в 1920–1930-е гг. художественная коллекция Павла Ивановича Харитоненко пополнила фонды крупнейших музеев России – Эрмитажа, Русского музея, Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Государственной Третьяковской галереи. В собрании ГТГ можно видеть такие шедевры из коллекции П. И. Харитоненко, как «Неизвестная» И. Н. Крамского, «Бурное море» И. К. Айвазовского, «Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке» В. Л. Боровиковского, «Лесная тропинка» А. М. Васнецова, работы О. А. Кипренского, Ф. А. Малявина, М. В. Нестерова, И. И. Шишкина.

    Девиз Павла Ивановича Харитоненко – «Трудом возвеличиваюсь» – так же актуален и в наше время, актуален для тех, кто стремится служить добру и своей Отчизне. Трудом возвеличился, а щедростью увековечился...


    © Светлана Скорик

    По материалам Ирины Фоминой,

    Владимира Тимощенкова,

    Маргариты Сергиенко.


    Автор: Светлана Скорик



    Похожие новости
  • 3-й Съезд Конгресса литераторов Украины, 2013
  • Болгары: история переселения в Приазовье
  • Зачем писателям МСПСы?


  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Новые статьи
Книги

Харитоненко: промышленник и меценат

Харитоненко: промышленник и меценатБиография Павла Ивановича Харитоненко и его отца Ивана Герасимовича, сахарозаводчиков и меценатов из г. Сумы.

1. Выставка в Сумах. 160-летие П. И. Харитоненко

Знаменитости, государственные деятели, да и просто богатые люди всегда являются объектами пристального внимания всего общества. 18 января 2013 г. в Сумском областном краеведческом музее открылась выставка, посвящённая 160-летию со дня рождения Павла Ивановича Харитоненко – украинского промышленника и предпринимателя, сахарозаводчика, покровителя искусств, благотворителя и мецената (1852–1914).

В собрании Государственной Третьяковской галереи есть его портрет работы великого русского художника Валентина Серова. П. И. Харитоненко стал не только крупнейшим сахарозаводчиком России, но и одним из самых щедрых покровителей русского искусства.

Деятельность предпринимателя способствовала тому, что в конце ХІХ – начала ХХ веков Украина стала крупнейшим производителем и экспортёром сахара. Одним из самых крупных сахарных предприятий семьи Харитоненко был Павловский сахарный завод. Материалы из фондов краеведческого музея, – среди которых на выставке можно увидеть уникальные фотографии начала ХХ века, официальные письма, вещи, принадлежавшие рабочему завода, – повествуют о деятельности предприятия.

При участии П. И. Харитоненко в 1896 г. в г. Сумы было основано акционерное предприятие «Сумские машиностроительные мастерские». На выставке представлены документы, фотографии рабочих, открытка начала ХХ века с изображением этих мастерских. Почётное место на выставке занимают документы И. Г. Харитоненко: его завещание, документ о распределении имущества между родственниками и печати сахарных заводов.

Отдельный стенд посвящен материалам, рассказывающим о благотворительной деятельности П. И. Харитоненко. Представлены открытки начала ХХ века и современные фотографии больницы Св. Зинаиды, кадетского корпуса, Троицкого собора, костёла, построенных на его деньги. Обращают на себя внимание и запоминаются портрет П. И. Харитоненко с сыном, портрет И. Г. Харитоненко и его отца Г. Е. Харитоненко. 

Династия Харитоненко представляла собой новое явление не только в области торгово-экономической деятельности, но и в деле сохранения и обогащения культуры. В то же время эта новая элита, так называемая «третья сила», продолжила и традиции поместного дворянства и усадебного быта – Натальевка и Качановка у отца и сына Харитоненко – а также занималась широкой благотворительной деятельностью.

П. И. Харитоненко всю жизнь увлекался искусством и сохранил для потомков коллекцию иконописи, французской живописи и значительное количество картин Нестерова. В настоящее время картины из его собрания находятся в известных музеях мира: 24 – в Пушкинском музее, 35 – в Государственной Третьяковской галерее. Ему принадлежали работы 20 отечественных авторов и более 60 работ западной школы. П. И. Харитоненко можно назвать не только продолжателем дела отца по развитию промышленности в Сумах и созданию инфраструктуры города, но и страстным меценатом-коллеционером, покровителем искусства. Не случайно он был избран в 1913 г. председателем Союза друзей Румянцевского музея в Москве и почётным членом Императорской Академии Художеств в Санкт-Петербурге.

2. Иван Герасимович Харитоненко. Юность его сына Павла

Харитоненко: промышленник и меценатВ начале двадцатого века стала бурно развиваться национальная буржуазия. Такие меценаты, как Семеренко, Конисский, Чекаленко, Ханенки, Алчевские, Терещенко и другие, вносили большой вклад в развитие национальной культуры.

Когда Александр II Освободитель издал манифест об отмене крепостного права, поднимавшемуся своим трудом сыну мещанина Ивану Герасимовичу Харитоненко, у которого энергия и сила бурлили, выплескиваясь через край, тесно приходилось в узких рамках: в конце XIX века Сумы были небольшим местечком. Обладавший деловой жилкой и имевший небольшой капитал Иван Харитоненко искал больших доходов и нашел: на Сумщине скупал сахар и на выгодных условиях поставлял его в Петербург. Это позволило накопить капитал, скупить у разорившихся помещиков земли в Харьковской и Курской губерния и засеять первые сотни десятин сахарной свеклой. Однако без своих заводов по переработке сырья дело не двигалось, собственники заводов на паевых долях брали львиную долю сахара, поэтому Харитоненко вкладывал капитал в строительство заводов. Так в 1884 году в селе Мурафа, неподалёку от Красного Кута, появился сахарный завод. Непростым был этот человек, выходец из бедной семьи, селянин, с мозолями и деньгами. Дела его шли столь успешно, что постепенно он становится вторым после Терещенко сахарным магнатом. 

Единственный сын и наследник Ивана Герасимовича (1822—1891) и Натальи Максимовны Харитоненко Павел родился 160 лет тому 5 января 1853 г. в г. Сумы. Построенный в 1869 году на окраине Сум и названный Иваном Харитоненко в честь своего сына Павловским, завод по производству рафинада вскоре стал крупнейшим в Российской империи.

Видно, с генами передалась Ивану Харитоненко память о горькой нужде. Сам он, несмотря на миллионные прибыли, жил крайне скромно, вкусы имел самые простые. В то же время щедро выделял средства на благотворительные цели. На своих заводах открывал школы и больницы для рабочих и их детей. Ему обязан возникновением детский приют в Сумах, на строительство и содержание которого Иван Герасимович выделил 240 тысяч рублей.

Иван Харитоненко имел за плечами всего лишь церковно-приходскую школу. Однако в 1880-е годы он избирается попечителем Харьковского университета. Это было общественным признанием его заслуг перед городом и признаком доверия, которое Харитоненко постарался оправдать. На окраине Харькова по проекту архитектора Михайловского полностью на деньги Ивана Герасимовича (около 100 тысяч рублей) был построен трёхэтажный корпус студенческого общежития на 150 человек. Харьковчане называли его «Дом Харитоненко». Вплоть до Великой Отечественной войны здесь располагался главный корпус медицинского института. На средства Харитоненко был построен в Харькове и удивительный по красоте Троицкий собор, в проектировании которого принимал участие знаменитый московский архитектор А. В. Щусев.

Заслуги Ивана Харитоненко в области коммерции были отмечены присвоением ему звания действительного статского советника, которое соответствовало генеральскому чину. Он был награждён орденами Владимира III степени и Станислава I степени, что было беспрецедентно для предпринимателя. Именно благодаря усилиям Ивана Герасимовича пришедший в запустение после упразднения казачества уездный город Сумы перед Октябрьской революцией приобрёл вес губернского.

Умер Иван Герасимович Харитоненко в 1891 г., завещав значительный капитал на благотворительные цели. Так, в завещании было оговорено обустроить в Сумах детскую больницу на 20 коек со всеми удобствами и обеспечить её капиталом на содержание в размере 30 тысяч рублей. Для открытия в Сумах кадетского корпуса Иван Харитоненко завещал свою дачу и капитал в 500 тысяч рублей. Заканчивалось завещание словами: «Наконец, завещаю всю мою любовь моей жене Наталье Максимовне, сыну Павлу Ивановичу, невестке Вере Андреевне и моим дорогим внуку и внучкам. Прошу их любить друг друга и любить город Сумы так, как любил я».

До 15 тысяч человек собралось в день похорон, чтобы почтить память Ивана Герасимовича. Многие пожелали оставаться в Сумах все 9 дней траура. Для них было построено временное жилище. На траурной церемонии харьковский архиепископ Амвросий сказал: «Почивший был незнатного происхождения, но тем поразительнее сближение первой и второй половины его жизни – бедность и простота, богатство и великолепие... В жизни его была особенность, выделяющая его среди остальных. Он не получил научного образования. Но в нём поражало развитие ума и разнообразные сведения, приобретённые путём самообразования. Он порядочно любил отечество и имел верные понятия о средствах устроения его благополучия. Иван Герасимович страстно любил коммерческую деятельность, как учёный любит свою науку, как художник любит своё художество. Он радовался, что его учреждения красивы, что его поля ухожены, что у тысяч крестьян, работавших на его полях, нет казённых недоимок. Его состояния были обширны. Он остерегался тщеславия и не имел пристрастия к светским удовольствиям. Он делил свое время на труд и тихое отдохновение в кругу семьи».

Благодарные жители Сум приняли решение установить памятник своему земляку. Но так как памятники можно было возводить только лицам дворянского звания, сумчане обратились к императору Николаю II с ходатайством о разрешении.

В ответ на ходатайство сумчан Николай II своим Указом ввёл Ивана Герасимовича Харитоненко в дворянское звание с наследованием его по нисходящей линии, а его фамильный герб был увенчан словами «Трудом возвышаюсь». На гербе Харитоненко отражены все сферы его деятельности: жезл указывает на заслуги на поприще торговли и промышленности, колосья символизируют успехи в области сельского хозяйства.

До сих пор многих интригует получение Павлом Ивановичем в 1899 г. прав потомственного дворянства. И Павел, и его отец получали ордена, чины, уверенно продвигались к социальной верхушке империи. Но что-то ведь послужило последней каплей для возведения сумского сахарозаводчика и мецената в дворянское достоинство! Таким поступком было пожертвование Павлом Ивановичем 16 января 1899 года 100 тысяч рублей на Общество попечения о бедных и больных детях. Это видно из письма представителя Великой княгини Елизаветы Маврикиевны министру финансов России Сергею Юльевичу Витте от 21 января 1899 г. Дело завертелось, пожертвователь был удостоен чина действительного статского советника и вместе с детьми в том же году возведён в потомственное дворянское достоинство с правом на внесение в первую часть Дворянской родословной книги. Сохранилась и копия поздравительной телеграммы с монаршьей милостью С. Ю. Витте П. И. Харитоненко. Вслед за Указом давалось высочайшее разрешение на возведение памятника.

Сын Ивана Герасимовича Павел Иванович заказал разработку проекта памятника московскому скульптору Александру Михайловичу Опекушину, автору знаменитого памятника А. С. Пушкину в Москве. Памятник Ивану Герасимовичу Харитоненко был установлен на центральной площади Сум и простоял там до 1924 г., а потом был разрушен. Только в 1991 г. комиссия по вопросам развития культуры при Сумском горисполкоме приняла решение о восстановлении памятника, и в 1998 г. он был возвращён на своё законное место.

3. Павел Харитоненко – промышленник

Харитоненко: промышленник и меценатСемья Харитоненко была добрым гением города Сумы. Сумы достигли цветущего положения благодаря Ивану Герасимовичу и Павлу Ивановичу. Павел Иванович Харитоненко достойно продолжил все дела и начинания своего родителя. Личность этого человека заслуживает отдельного описания. 

Для воспитания и образования Павла родители средств не жалели: на дом приглашали лучших учителей, благодаря чему юноша к 17-ти годам получил образование, значительно превышавшее объём среднего учебного заведения. После этого отец отправил его в Германию, где юноша в течение двух лет посещал вольнослушателем лекции в Гейдельбергском университете и получил фундаментальные знания в области экономики и естественных наук. В частности, здесь он основательно изучил химию, математику и даже философию.

После возвращения в родной город Павел Иванович занял свою первую общественную должность – почётного попечителя епархиального училища. Через несколько лет его изберут церковным старостой Свято-Духовской церкви Александровской Сумской гимназии. На этом посту он пробудет почти 30 лет, до конца своей жизни. Одновременно с этим Павел Иванович тщательно и вдумчиво под крылом отца вникал во все тонкости хозяйственного механизма фирмы. Вскоре Иван Герасимович стал поручать ему вести самостоятельно некоторые направления её деятельности. Уже в апреле 1870 г. молодой Павел участвовал в торговых операциях с курскими партнерами Торгового дома Харитоненко. 

Вера и Павел ХаритоненкоПавел Иванович женился на дочери бывшего предводителя дворянства курской губернии А. А. Бакеева – Вере Андреевне (1859–1923).У них были дочери Зинаида Наталья, Елена и сын Иван, двое других детей – Зинаида и Глеб – умерли в детстве. Их именами названы часовни.

На песчаном пустыре, где ветром за век нанесло барханы, поросшие бурьянами, Иван Герасимович скупил земли, открыл экономию, назвал её в честь старшей внучки Елены, основал семейный парк. На песчаных берегах реки Мерчик в вековых дубравах Харьковской губернии выросли усадьбы, появились огромный манеж, оранжерея, хозяйственные постройки. Парк назвали Натальевкой – по одним данным, в честь супруги И. Г. Харитоненко, Натальи Максимовны, по другим данным – в честь младшей внучки, Наталки.

После смерти отца Павел Иванович активно занялся хозяйственными делами. Получив от Ивана Герасимовича богатое наследство (11 имений, сеть контор Торгового дома с командой опытных управленцев, мощное сахаро-рафинадное производство на Украине, семь сахарных и один рафинадный завод, с центральной конторой в Сумах – «Харитоненко и сын», а также товарное лесное хозяйство в Сумской области), Павел Иванович сумел поднять семейное дело на новую высоту. Он модернизировал отцовское хозяйство и округлил его приобретением земель и производств в Качановке на Черниговщине. Несмотря на пожар 1907 года, уничтоживший Павловский рафинадный завод в Сумах, к 1914 г. состояние Павла Харитоненко достигло 60 миллионов рублей, земельные владения – свыше 56 тысяч десятин (не считая арендованных). В Государственном банке у Харитоненко была крупнейшая кредитная линия в 9 миллионов рублей. Постоянный член объединений российских сахарозаводчиков, заместитель председателя Общества сахаразаводчиков, в 1914 г. Павел Иванович организовал создание национального рафинадного синдиката и был избран заместителем директора правления. Он входил в советы директоров многих предприятий, в том числе руководил Белгород-Сумской железной дорогой, Сумскими машиностроительными мастерскими и т. п. Деятельность его на этом поприще была столь популярной, что одну из станций ж/д назвали именем Харитоненко.

Торговый дом Харитоненко снабжал сахаром чуть ли не полстраны; представительства фирмы имелись в Москве, Харькове, Петербурге, Томске, Новосибирске, Владивостоке и даже в Германии, Австро-Венгрии, Финляндии, Турции и Персии. К 1914 г. Павлу Ивановичу Харитоненко только в Харьковской губернии принадлежало 10 сахарных заводов, что давало ему возможность поставлять сахар в различные районы Российской империи и далеко за её пределы. Свои поставки он мог осуществлять бесперебойно благодаря огромной сети складских помещений на севере и юге России, Сибири, а также за границей. Предприятия Харитоненко получали высокие награды на промышленных и сельскохозяйственных выставках в стране и за рубежом, а на Всемирных выставках в Париже и Глазго в 1900–1901 гг. фирма имела собственные павильоны, которые проектировал Фёдор Шехтель.

Производство и технологии постоянно модернизировались, велись селекционные работы, изучался иностранный опыт ведения предприятий. Павел Иванович скрупулезно изучал все новшества и научные разработки в сахарной промышленности и старался внедрять их на своих заводах. Для увеличения производительности сахарных заводов и повышения продуктивности свекловичных плантаций П. И. Харитоненко организовывает проведение в своих имениях ежегодных научных семинаров для специалистов и управляющих заводов. С целью проведения агрономических изысканий он открывает в своём Николаевском имении первое опытное поле. В период с 1893 по 1894 гг. им закладывается ещё два опытных поля, а в 1897 г. на базе Парафиевского опытного поля основывается опытно-селекционная станция. Станцию назвали Ивановской в честь Ивана Герасимовича Харитоненко. На ней проводилась программа исследований по актуальным вопросам общего земледелия и свекловодству, в частности под руководством директора Я. М. Жукова и профессора А. Е. Зайкевича. Являясь владельцем обширнейших сельскохозяйственных угодий, имея в своем арсенале незаурядные знания и опыт ведения производства, Павел Иванович Харитоненко не прекращал интересоваться новейшими достижениями в сельском хозяйстве, внимательно следил за агрономической наукой и опытными исследованиями, постоянно используя их для ведения практического сельского хозяйства.

На предприятиях Павла Ивановича внедрялось самое прогрессивное оборудование того времени. Так, на Новоянковском сахарном заводе Харьковской губернии впервые в мире была внедрена выпарная установка под давлением (разработка Акционерного общества механического завода «Борман Шведе и К», Варшава), которая привела к экономии топлива, максимальное использование вторичных паров при нагревании сока и варки без ухудшения качества сахара и уменьшения его цветности, кроме того, полностью исключалось попадание сахара в конденсированные воды.

На всех сахарных заводах, принадлежащих Павлу Ивановичу, были установлены правила внутреннего распорядка, которые неукоснительно исполнялись и контролировались. Благодаря чётко налаженному производству и производственной дисциплине достигалось высокое качество производимой продукции. Об этом свидетельствует распоряжение директора Павловского сахарорафинадного завода А. Кривера:

«Воспрещается старостам и смотрителям за работами Павловского сахарорафинадного завода заставлять рабочих исполнять работы, не относящиеся к заводскому делу, а также принимать от рабочих какие-либо подарки и всякие угощения (в особенности водкой). Замеченные в подобных поступках старосты и смотрители за работами будут строго наказаны.

г. Сумы, мая 4 дня 1903 г.

Директор завода А. Кривер».

Как и на многих других предприятиях, в декабре 1905 г. на Павловском заводе Павла Ивановича в Сумах началась забастовка. Забастовщики требовали повышения платы за основную работу, за работу в праздничные дни, повышение расценок за аккордные работы. Администрация пошла на уступки рабочим, согласившись увеличить заработную плату на 3 руб. в месяц, работу в праздничные дни оплачивать в двойном размере и на 25% повысить расценки за аккордные работы.

4. Павел Харитоненко – благотворитель и меценат

Серьёзное занятие свеклосахарным производством ни в какой степени не мешали П. И. Харитоненко заниматься общественно-полезной деятельностью. От отца Павел Иванович унаследовал стремление к благотворительности. Ещё в юности, живя в Москве, общаясь с цветом московской интеллигенции, формируясь как меценат, Павел Харитоненко понял неразделимость экономического и культурного развития России. Талантливый предприниматель, один из крупнейших сахарозаводчиков и землевладельцев России, он был и крупным меценатом. «Богатый, как Крез, щедрый, как Меценат», – так говорили о нём современники.

Многие годы Павел Иванович состоял директором Московского отделения Императорского Русского музыкального общества, в ведении которого находилась Московская консерватория, где на средства Харитоненко обучались 20 студентов-украинцев. Все благотворительные и культурные начинания мужа поддерживала его супруга. Павел Иванович и Вера Андреевна занимались попечительством учебных заведений, делали крупные денежные пожертвования больницам, детским приютам, помогали в строительстве церквей и благоустройстве селений. Они построили школу для сирот и ребят из многодетных семей и постоянно заботились, чтобы выпускники этой школы учились в гимназиях, а после окончания получили дипломы специалистов и вступили в самостоятельную жизнь.

Павел Иванович завершил все строительные планы отца, дополнив и развив их в области строительства дорог и благоустройства улиц, строительства железнодорожной линии Сумы – Белгород.  Он строил водопроводы, электрическое освещение в Сумах, бедняки в его лице встречали щедрого благодетеля. Щедрый взнос был внесён Павлом Ивановичем на строительство памятника Богдану Хмельницкому в Киеве, первого бетонного моста в Сумах через реку Сумку. Харитоненко также вносит 2 тысячи рублей на строительство народного дома в Харькове. Благодаря пожертвованиям семьи Харитоненко в г. Сумы появились гимназия, детская больница, богадельня, часовня св. Глеба.

П. И. Харитоненко стремится поднять авторитет любимых Сум, привлечь к этому городу как можно больше талантливой молодежи. Для этого Павел Иванович пригласил известных фотомастеров, которые сфотографировали все достопримечательные места. Затем они отпечатали более 300 снимков – в основном в Стокгольме. Эти снимки использовались как путеводитель по любимому городу Павла Харитоненко и являлись его гордостью: такой рекламы в то время не имели даже губернские города.

Когда профессор Иван Владимирович Цветаев, отец известной поэтессы Марины Цветаевой, выступил с предложением помочь в строительстве и содержании Румянцевского музея изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина), Павел Харитоненко первым откликнулся на этот призыв. За это его избрали первым Председателем Общества друзей Румянцевского музея, основанного в Москве в 1913 г.

В благодарность за заслуги в деле промышленности и благотворительности Павел Иванович получил награды и чин тайного советника (что соответствовало III классу и званию генерал-лейтенанта), звание почётного гражданина города Сумы.

Павел Харитоненко и его супруга были страстными любителями русской живописи и никогда не жалели денег на приобретение картин. Павел Иванович посещал выставки художников-передвижников, покупал их работы. В его собраниях были картины Лемоха, Архипова, Поленова, братьев Васнецовых, Сурикова, Серова, Коровина, Кипренского, Шишкина, Репина, Верещагина, Айвазовского, Малявина, Врубеля, Сомова, старинные иконы украинской и российской школ, самая полная и наилучшая коллекция Нестерова, картины признанных художников других стран, а гордостью хозяев и жемчужиной этого уникального собрания стало знаменитое полотно И. Крамского «Неизвестная».  Харитоненко дружили с художником Нестеровым и часто бывали у него в гостях. У Павла Ивановича в коллекции были его картины «Тихая жизнь», «Молчание», «Осенний день», «Вечерний звон». Нестеров с теплотой отзывался об их семье: «Они были добры, внимательны к людям... тратили огромные деньги на свои Сумы, на десятки учреждений, ими созданных...».

В собрании Харитоненко была и богатейшая коллекция икон, считавшаяся третьей по значимости в России. В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже Павел Иванович Харитоненко имел собственный павильон, где знакомил посетителей и с собранной им коллекцией икон. В 1911–1912 годах в дни празднования 300-летия Дома Романовых часть икон экспонировалась на выставке иконописи и художественной старины в Москве. Общая стоимость всех выставленных икон оценивалась в 150 тыс. рублей. После национализации эта коллекция пополнила фонды музеев Москвы и Петербурга. 

5. Особняк на Софийской набережной

Когда Павел Иванович решил построить себе представительский дом в Москве, он выбрал самое красивое место – против величественного Кремля. С того места на Софийской набережной, где в 1893 г. он построил свой дворец, можно пересчитать чуть ли не все 33 золотых купола на Боровицком холме.

Строительство началось в 1891 году по проекту архитектора Василия Залесского. Свой особняк на Софийской улице Харитоненко выстроил в духе французского Возрождения XVI века, в академической манере, но внутри себя дом таит сюрприз. Создание интерьеров было поручено молодому, но уже снискавшему славу мастеру – Фёдору Шехтелю. Готический стиль, который кажется подлинным, а не стилизацией, погружает входящего в атмосферу средневековья прямо с порога. Интерьеры Шехтеля всегда поражают выверенностью и продуманностью каждой детали, нет не значащих мелочей, и куда бы ни упал взгляд, к чему бы ни прикоснулся посетитель, всё изыскано, стильно, изумительно красиво. Он применял тот художественный метод, который позднее получил название эклектики. Это своего рода авангард, эпатаж для того времени. Медная дверная ручка– необычная: это целый басенно-мифологический сюжет, словно из времён Лафонтена или Апулея. Собака и рыба борются за одну и ту же кость. Широкая роскошная лестница, ведущая на второй этаж, украшена сложной резьбой, оригинальными балясинами и эффектным, безмятежно восседающим на перилах орлом. А позади него обнажает зубы извивающийся дракон.

На стенах живопись совсем иного рода – это пейзажи известного французского художника второй половины XVIII в. Юбера Робера, привезённые Павлом Ивановичем из Парижа в 1911 г. Ему удалось собрать целую галерею замечательных полотен, многие из которых сегодня являются гордостью Третьяковки, Пушкинского музея, Эрмитажа и Русского музея. Особняку на Софийской набережной тоже выпала честь хранить шедевры мировой живописи, в том числе зарубежных художников-импрессионистов. Для картин была отведена специальная комната, декорированная в стиле Второй Империи. На отделку собственной художественной галереи Харитоненко не поскупился. Для этого был специально приглашён французский художник Франсуа Фламенг: он расписывал потолочный плафон. Его кисти принадлежат и два очаровательных картуша над дверями галереи.

Двери этого дома были всегда распахнуты для писателей, поэтов, скульпторов, художников. В парадном Белом зале особняка на Софийской набережной выступали великие люди, гордость отечественного музыкального и театрального искусства – композитор и пианист Александр Скрябин и певец Фёдор Шаляпин, режиссером домашних любительских спектаклей был сам Иван Москвин,а  гостивший у Харитоненко Анри Матисс рисовал отсюда вид на Кремль.

Особняк Харитоненко, в котором потом долгие годы размещалось английское посольство, а в настоящее время находится резиденция английского посла, с 1996 г. является объектом культурного наследия и охраняется государством. Пожалуй, это один из самых недоступных для обозрения архитектурных памятников столицы: по нему не водят экскурсии даже в День культурного наследия и в День музеев.

В настоящее время бывшая галерея используется как столовая посольства, а стены её украшают работы известных английских художников Д. Хейтера, Л. Филдса, У. Луэллина. Это копии старинных парадных портретов, специально выполненные для британских посольств. Неизменный интерес вызывает портрет короля Георга V, похожего на своего двоюродного брата – царя Николая II.

Рядом с картинной галереей, обращённый окнами на Кремль, находится парадный Белый зал, который носил название танцевального, – самое большое и богатое помещение в доме. В этом зале с золотой лепниной сохранилась огромная хрустальная люстра. Приобретённая прежними хозяевами бело-золотая мебель с египетскими мотивами так же, как и белый рояль лондонской фирмы «Данеманн», появившийся в советское время, органично дополняют общий стиль. В Белом зале сохранился великолепный наборный паркет из ценных пород дерева с ромбовидным орнаментом, в центре которого – большой круг с узором.

В этом зале устраивались домашние спектакли, о которых можно прочесть в воспоминаниях писательницы Т. Аксаковой-Сиверс: «В доме Харитоненко я участвовала в двух любительских спектаклях. Оба раза в качестве режиссёра был приглашен Иван Михайлович Москвин. Думаю, что хозяевам эти затеи стоили очень дорого, так как иначе вряд ли Москвин согласился бы возиться с 16-летними актерами, не умевшими ни ступить, ни сесть на сцене». 

В наши дни, продолжая музыкальные традиции прошлого, здесь часто дают концерты английские и российские исполнители.

Из танцевального зала можно пройти в две гостиные – красную (она имеет выход на балкон, с которого открывается потрясающий вид на Московский Кремль) и голубую, служившую приёмной хозяйки. Часть помещения второго этажа и мансарды предназначались только для частной жизни. Здесь располагались спальни, детские, гостевые комнаты, помещения для прислуги. В подвале находилась кухня, кладовые, система отопления.

Особняк Павла Харитоненко на Софийской набережной привлекал не только красотой интерьеров и богатством художественной коллекции, но и дружественной атмосферой, которую сумела создать в нём хозяйка дома Вера Андреевна Харитоненко. Сам Харитоненко был, как говорят, широкой души человек. О шумных и весёлых приёмах в особняке на Софийской ходили легенды. Та же Аксакова-Сиверс пишет: «В Рождественский сочельник у Харитоненко устраивалась ёлка. В 9 часов вечера подавался ужин, причём под скатертью, по малороссийскому обычаю, лежал тонкий слой сена, поверх же скатерти – букеты фиалок и ветки мимозы. Под салфеткой приглашённые находили какой-нибудь рождественский подарок. Девочки Клейнмихель и я, как наиболее любимые, находили обычно на тарелках замшевый футляр с какой-нибудь драгоценной безделушкой – чаще всего брошкой из мелких бриллиантиков или уральских камней».

Сохранились воспоминания английского вице-консула в Москве Брюса Локкарта о званом вечере, происходившем в доме сахарозаводчика Харитоненко в январе 1912 г: «Это был огромный сказочный дворец. Волшебная страна цветов, привезённых из Ниццы, с оркестрами, игравшими в каждом вестибюле».

Все члены многочисленной семьи Харитоненко были прихожанами храма Софии Премудрости Божией в Садовниках, находящегося недалеко от особняка, а сам Павел Иванович десять лет был его церковным старостой. Одновременно со строительством нового дома, в благодарность за излечение дочери, он построил новую трапезную храма вместо обветшавшей старой.

6. Поместье в Натальевке

Павел Иванович очень любил и ценил не только искусство, но и живую природу. В Натальевке он продолжал расширять парк. Сотни людей участвовали в планировании парковых дорожек, завозили грунт, разбивали газоны и цветники, сажали каштаны, ели и сосны. На 55 заросших гектарах в заводях Мерчика и на его песчаных берегах были высажены деревья ста видов. Здесь обрели новую родину американские колючие ели, красные и болотные дубы, канадские ели, смереки бальзаминные, липы мелколистные и американские, канадские тополя. Отдельными островками высадили черёмуху, одноцветные смереки, серебристые клены и туи. Окультурили дубравы и сосновые леса. Некоторым дубам здесь – до пятисот лет.

В этом поместье всегда царили доброта и щедрость. В послеобеденное время здесь любили гулять по парку. Бродили по аллеям, вокруг которых с ранней весны и до поздней осени росли розы и другие цветы. В зимнем саду поражала роскошь тропических растений, завезённых сюда с берегов Адриатики. Харитоненко был лично знаком со многими художниками своего времени, российскими и иностранными. Они по приглашению не раз навещали его в Московской и Наталиевской усадьбах. Павел Иванович предоставлял покои и службы его имений художникам и музыкантам, в Натальевке неоднократно гостил Чехов.

Вера Андреевна, хозяйка усадьбы, была приветливой, доброй, уважительной к людям. Для тех, кто старательно работал в экономии, на сахарозаводе или в усадьбе, у Веры Андреевны всегда находилось доброе слово. О её милосердии ходили легенды. Особенно она заботилась о тех, кому довелось хлебнуть горя. Погорельцам заново отстраивали дом, хлев, а то и всё сгоревшее подворье. Молодой семье давали волов или корову – по желанию. Тем, кто имел коммерческую жилку, дарили лавку.

Харитоненко: промышленник и меценатПавел Иванович занимался и строительством на территории усадьбы. Незадолго до смерти, в 1911–1913 гг., П. И. Харитоненко отстроил заново отцовское имение в Натальевке. Следуя завещанию своего отца, он создаёт в поместье очаг искусства и культуры. С этой целью им были привлечены талантливые исполнители в лице архитектора Щусева (автора проекта мавзолея Ленина и Казанского вокзала в Москве), скульпторов Конькова и Матвеева, художника Добужинского. Замысел этих талантливых мастеров реализовался в дивной красоты церкви, построенной в формах древнерусской архитектуры и украшенной коллекцией старинных икон из собрания Харитоненко, стоимостью в один миллион рублей. 

Посреди запущенного старинного парка и сейчас стоит эта жемчужина архитектуры – маленький храм, построенный в новгородском и псковском стиле, возможно, XI века, времён Святой Руси. Почему Харитоненко сделал такой выбор? Не архитектор же ему навязал... Можно предположить, что Харитоненко заказал построить такое, чего нигде не было, – такую церковь, какие после Крещения Руси возводили первыми. Создать шедевр, предназначенный для того, чтобы наводить на размышления о памяти предков, о неразделимом во все времена единении народа. Расчёт Харитоненко сбылся. После волны эмиграции начала XX века русские, украинцы, все, кто лишился Родины, построили копию этого храма во Франции: на Лазурном берегу, в Ницце. Возвели точную копию Спасо-Преображенского храма из Натальевки как символ вечной тоски по Родине.

Все постройки в усадьбе, храм, въездные и выездные ворота Щусев создавал в 1911–1913 гг. по заказу Павла Ивановича. Он построил в поместье и въездную арку, которая своей архитектурой напоминает стиль модерн. Арка сохранилась до наших дней. Только поставленные возле западных въездных две каменные «бабы» были украдены два года назад.

«Поїдьте подивіться, як наші предки побудували маленьку церкву в Наталовській садибі, що недалеко від Мурафи. У когось хватило розуму за радянські роки не порушити її. Та на неї просто неможливо надивитись, така красива», – советовал в своё время губернатор Александр Масельский. Церковь в Натальевке до сих пор действующая. Вокруг храма – интересный парк с 400-летним дубом и мачтовыми соснами. Хорошее место как для прогулки в выходной день, так и для венчания.

У семьи Харитоненко была собрана значительная коллекция картин и в поместьях. В московском поместье насчитывалось около 60 полотен западноевропейских художников и более сотни русских. В Наталиевке собрание насчитывало почти двести полотен. В Пархомовской усадьбе – столько же. Харитоненко даже вынашивал идею создать из частной коллекции музей-галерею, как это сделали братья Третьяковы. Однако судьба распорядилась иначе. После революции картины разбросали по музеям. Наталиевские полотна из Харькова попали в Киев, когда туда переезжала столица, некоторые остались в Харьковском художественном музее. В Пархомовском музее сохранилась лишь одна картина из собрания Харитоненко – пейзаж Сергея Васильковского «Вечереет».

Наталиевский парк постигла судьба практически всех уцелевших дворянских гнёзд. Его превратили в народную здравницу, таковой она остается и по сию пору. С 1946 г. здесь располагается туберкулёзный санаторий «Владимирский». До 1988 г. санаторий был республиканским, а после финансировался из местного районного бюджета. И только последние лет семь – из областной казны. И всё это несмотря на то, что Наталиевский парк признан государственным памятником садово-паркового искусства, а сохранившиеся постройки усадьбы – памятником архитектуры. За все годы советской власти и последующие годы независимости на содержание парка не выделялось ни копейки. Лишь в 90-х проводились исследовательские работы по определению его состояния. Разумеется, сейчас результат этих исследований мало чего стоит: сколько воды с тех пор утекло. Парк по-прежнему потрясает воображение, но в этом заслуга тех, кто с умом и любовью столетие назад создал его. «Благодарные потомки» активно занимались строительством нового мира, у них не находилось времени, денег, а главное – потребности сохранять и поддерживать уникальный рукотворный оазис. Правда, местные жители говорят, что в бытность губернатором Александра Масельского здесь отремонтировали манеж и конюшни. Зато сейчас никому нет дела до уникального памятника паркового искусства.

7. Смерть Павла Харитоненко, эмиграция семьи. Завет потомкам

 Павел Харитоненко с сыном. Художник Филипп Малявин

Люди по-разному уходят из этого мира. Павлу Ивановичу повезло уйти до страшных для его семьи событий 1917 г. Скоротечно заболев чахоткой (тогда неизлечимой болезнью) в 1914 г., он не скис, не лёг в постель, окружив себя врачами. Нет – он сел в открытый автомобиль и со скоростью около 20 км/ч объехал все свои владения, сахарные заводы, усадьбы – примерно 600 км. Попрощался со всеми, причём это было не жалостливое прощание, а весёлые приёмы. Мужественная личность. Наверно, такие незаурядные люди, как Павел Иванович Харитоненко, остаются незаурядными во всём.

Умер Павел Иванович на руках семьи, на 62 году своей  жизни, в ночь на 13 июня 1914 г., в Натальевке, но согласно завещанию похоронен был в Сумах, на кладбище при Петропавловском храме, рядом с отцом. Руководство Торговым домом «Харитоненко и сын» взяла на себя его вдова Вера Андреевна, которая управляла им до 1917 г. В 1917 г. московский особняк семьи Харитоненко национализировали. Через год после этого члены семьи уехали на Украину, а затем и вовсе эмигрировали из страны.

Род Харитоненко пресёкся на его сыне, Иване, умершем в эмиграции в Мюнхене в 1927. 

Правда, по женской линии – благодаря дочерям Елене Павловне и Наталье Павловне – династия породнилась со знаменитыми Горчаковыми и Мусиными-Пушкиными. Потомки аристократических родов и бедного мещанина Герасима Харитоненко из Малороссии рассеялись по миру (Швейцария, Франция и др.) и сегодня живут за рубежом. 

Но в истории сохранились имена выдающихся сахарозаводчиков-предпринимателей, передовых людей своего времени, благотворителей, меценатов Ивана Герасимовича и Павла Ивановича Харитоненко. Кроме благодарной памяти и преклонения перед самоотверженным трудом и общественной деятельностью этих незаурядных личностей, потомкам остались портреты, написанные выдающимися русскими художниками Серовым, Сомовым, Малявиным, хранящиеся в музеях и картинных галереях Москвы, Петербурга, Казани и Харькова. 

Для Харитоненко всегда важна была нравственная сторона предпринимательства. Не случайно один из исследователей жизни и деятельности знаменитых сахарозаводчиков написал: «Если бы в царской России большинство капиталистов были такими, как Харитоненки, большевистского переворота, очевидно, просто бы не было».

После национализации в 1920–1930-е гг. художественная коллекция Павла Ивановича Харитоненко пополнила фонды крупнейших музеев России – Эрмитажа, Русского музея, Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Государственной Третьяковской галереи. В собрании ГТГ можно видеть такие шедевры из коллекции П. И. Харитоненко, как «Неизвестная» И. Н. Крамского, «Бурное море» И. К. Айвазовского, «Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке» В. Л. Боровиковского, «Лесная тропинка» А. М. Васнецова, работы О. А. Кипренского, Ф. А. Малявина, М. В. Нестерова, И. И. Шишкина.

Девиз Павла Ивановича Харитоненко – «Трудом возвеличиваюсь» – так же актуален и в наше время, актуален для тех, кто стремится служить добру и своей Отчизне. Трудом возвеличился, а щедростью увековечился...


© Светлана Скорик

По материалам Ирины Фоминой,

Владимира Тимощенкова,

Маргариты Сергиенко.


Автор: Светлана Скорик



Похожие новости
  • 3-й Съезд Конгресса литераторов Украины, 2013
  • Болгары: история переселения в Приазовье
  • Зачем писателям МСПСы?


  • Добавить комментарий

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив